Заповедные уголки средней полосы
Поиск
По русской провинции на www.ru-roads.ru
Авторизация
Ещё по теме - Луховицкий район

Герб города ЛуховицыИстория Луховиц как города началась совсем недавно, в 1957 году. Однако населённый пункт, давший имя городу, существовал на месте нынешних Луховиц несколько веков подряд.

В XV-XVI веках луховицкие земли представляли собой лесной край с очень редкими и немноголюдными деревнями. Среди названий здешних населенных пунктов встречаются Троицкие Борки, Слемские Борки – села, выросшие рядом с островками соснового леса, деревни Подосинки, Подлесная Слобода. В писцовых книгах XVI века называются еще Борки Кикины,  д. Подлесная на р. Мече.

По течению реки Черной находились д. Захарова Слобода с бором вдоль Синего болота, д. Простотино на Бобровых верхах, д. Кривая, д. Клин Гавриловский, расположившаяся недалеко от места, где р. Черная впадает в р. Воблю. По писцовым книгам, за этими деревеньками числилось совсем немного пашни, зато в изобилии имелся лес и бортные угодья. Местные крестьяне были собирателями даров природы, охотниками.

В период острой борьбы за эти земли рязанских и московских князей (XIV в.) в устье р.Осетр, рядом с современным с. Городна, появился Новогородок-на-Осетре, а ниже по течению Оки была возведена более мощная Перевитская крепость, занявшая территорию на правом берегу Оки, неподалеку от ст. Фруктовой (в 15 км к юго-востоку от Луховиц). Первое письменное упоминание о Перевитске относится к 1381 г. Возник он как город-крепость в порубежье Рязанского княжества и относился к числу сторожевых городков на его северо-западных границах. С 1483 по 1503 г. Перевитск являлся центром удела рязанского князя Федора Васильевича.

В 1498 году перевитский князь Федор пожаловал земли от р. Вобли до с. Городец (в современном Коломенском районе) рязанскому архиепископу, который основал на полученных землях ряд деревень. Среди его владений в сотной грамоте 1567 г. упоминается и сельцо Глуховичи (современные Луховицы). Сельцо Глуховичи (Луховицы) впервые упоминается в платежной книге Перевитского стана в 1594 -1597 г.г. в качестве вотчины рязанского архиепископа, также как и расположенное рядом с ним с. Подлесная Слобода.

Существует несколько версий о происхождении названия села. Одна из версий гласит, что населённый пункт был назван Глуховичи, так как располагался в глухом месте (тогда вся территория края была покрыта лесами). Эта версия объясняет происхождение первого названия села. Согласно другой версии, объясняющей второе название населённого пункта, село находилось в излучине реки Вобли. Славянское слово «лука» как раз и означает «излучина». Сначала село называли Лукавицы. Постепенно название трансформировалось в Луховицы. Сторонники третьей версии утверждают, что слово «луховицы» происходит от слова «глуховицы». Глуховицы происходят от антропонима Глухов или Глухой, к которому был прибавлен суффикс -ичи, превратившийся в -ицы под влиянием местного диалекта. Букву «г» в названии со временем перестали произносить.

В конце XVI века г. Перевитск пришел в упадок и быстро превратился в весьма заурядное сельское поселение, получившее название Перевитский Торжок. Под таким именем поселение существует и ныне. Возникновение Торжка рядом с Перевитским городищем способствовало вовлечению в торговлю и луховицких сел, лежавших на значительном удалении от реки.

На территории Луховицкого района находится немало других известных в истории селений. Это прежде всего расположенные на Оке старинные села: Дединово, Любичи, Ловцы и Белоомут. Дединово и Любичи известны уже по грамотам XV в., а Ловцы и Белоомут – с XVII в. Все эти населенные пункты были дворцовыми селами московских великих князей и царей. Селам принадлежали рыбные ловли по Оке и ее притокам от района р. Цны внизу до р. Угры вверху. Хлебопашество в занятиях местных крестьян не играло почти никакой роли – главным источником их существования были рыболовство и другие промыслы, ремесла и торговля.

Выгодное расположение на берегу Оки, важной водной торговой дороги той эпохи, способствовало возникновению и развитию неземледельческих  занятий жителей Дединова, Любичей, Ловцов и Белоомута. Здесь уже в  XVII в. жили крупные торговцы, скупавшие оптом хлеб на рынках близлежащих городов и продававшие его в Коломне и Москве. Вели они и крупную торговлю солью, соленой и мороженой волжской рыбой.

Еще одним источником существования разбогатевших торговцев окских сел была «специальность» кабацких целовальников – откуп и содержание кабаков. Кабацкий откуп был выгодной статьей доходов лишь для зажиточной верхушки рыболовецких сел, и не он создал им настоящую славу в России.

Гораздо более прочную память оставил о себе простой люд – строители деревянных судов: коломенок, барок, стругов, паромов и лодок разных типов и конструкций, ходивших в XVII – XIX в.в. по Волге, Оке и их притокам, а также лоцманы, отлично знавшие Оку и Волгу и водившие по ним суда.

Лучшими на верхней и средней Оке кормщиками, известными своим знанием реки и мастерством в проводке судов, славились выходцы из сел Дединово и Ловцы. Крестьяне Дединова, Ловцов, Белоомута, Алпатьева и других сел регулярно нанимались бурлаками для подъема судов по Оке.

Смута XVII в. стала великой трагедией для всего государства Российского, однако для хозяйственного освоения Оки это имело позитивное значение. Начиная с 1609 г. в дворцовых селах, населенных рыбаками, началось строительство судов для транспортировки хлеба к Москве, блокированной войсками Лжедмитрия II. В с. Дединове ежегодно строились десятки речных судов (стругов), сначала по заказу дворцовых властей, а затем по инициативе самих крестьян – на продажу.

В 1667 г. в с. Дединове была основана первая в России государственная кораблестроительная верфь, где было начато строительство кораблей европейского типа, предназначенных для охраны торговых перевозок по Каспийскому морю и Нижней Волге.

Еще в первой половине XVII в. здесь строились корабли для отправлявшегося в Персию голштинского посольства, а в 1667 г. на Дединовской верфи началось строительство первенца русского военно-морского флота – корабля «Орел», предназначавшегося для плавания по Каспийскому морю. Корабль был построен руками дединовских плотников и кузнецов к 1669 г. Однако ходить по морю ему не довелось: «Орел» спустился до Астрахани, охваченной восстанием Разина, и был здесь сожжен.

Под руководством голландских мастеров на Дединовской кораблестроительной верфи, кроме малого фрегата «Орел», были построены морская яхта, морской бот, два шняка и др. После 1670 г. верфь оказалась заброшена, и строительство морских судов в России прервалось вплоть до 1696 г.

Дединовская верфь привлекала внимание молодого Петра I, неоднократно бывавшего в селе и наблюдавшего за строительством судов. По преданию, государь сам сделал модель для некоторых судов, построенных в Дединове, здесь же, как считали дединовцы, был построен знаменитый ботик Петра – дедушка русского флота.

При массовом строительстве судов в Дединове широко использовался местный лес. В результате уже к концу XVII в. лес для Дединовской верфи пришлось доставлять с верхней Оки  (с Угры) и из Радовицких лесов по искусственно проложенной в Дединове р. Ройке.

В XVIII в. села Дединово, Любичи, Ловцы и Белоомут были крупными промысловыми селениями, по внешнему виду и занятиям жителей мало отличавшимися от российских уездных городов. Отдельные разбогатевшие торговцы этих сел сумели перейти в состав купечества, здесь были построены довольно крупные дома, в том числе каменные.

В 1762 г. Екатерина II пожаловала эти богатые села некоторым участникам дворцового переворота, возведшего ее на престол. Дединово было отдано Л.Д. Измайлову, впоследствии генерал-губернатору Рязани, известному самодуру и крепостнику, прототипу пушкинского Троекурова из повести «Дубровский». После смерти Измайлова Дединовым владели Толстые. Ловцы достались лейб-гвардейцам А.Рославлеву и М. Ласунскому, а Белоомут – М.С. Похвистневу и М.Е. Баскакову.

Село Белоомут еще в XVII в. делилось на две половины — Борковскую и Комаревскую. В XVIII в. они стали официально называться Верхним и Нижним Белоомутом. К началу XX в. оба селения слились, хотя числились самостоятельными административными единицами.

С 1834 г. владельцем Верхнего Белоомута стал Н.П. Огарев. После отбытия ссылки в Пензенской губернии он начал переговоры с белоомутскими крестьянами об осуществлении своей давнишней мечты, освобождении их от крепостной зависимости. Договор Н.П. Огарева с крестьянами был заключен осенью 1840 г., а окончательно оформлен в январе 1846 г.

Согласно договору, 1820 крестьян за ничтожный по сравнению с действительной стоимостью земли выкуп получили в свою собственность всю пашню и прочие угодья Белоомута и крестьяне всегда бережно хранили память о Н.П. Огареве. По постановлению сельского схода в Белоомуте ежегодно отмечалась годовщина его смерти как день памяти Н.П. Огарева, а в 1913 г. к 100-летию  со дня его рождения жители Белоомута открыли бесплатную библиотеку им. Огарева. Ныне в Белоомуте его имя носят две улицы: Большая и Малая Огаревские.

С Белоомутом связано имя Н.И. Надеждина, известного деятеля русской культуры XIX в., редактора журнала «Телескоп», профессора кафедры теории изящных искусств и археологии в Московском университете. Сын местного священника, Надеждин здесь родился и провел детство.

На рубеже XIX – XX в.в. торговые села по Оке развивались гораздо быстрее и заметно отличались своим обликом от земледельческих, лежавших в нагорной части Луховицкого района.  По сообщению корреспондента журнала «Новое время», Белоомут вообще не походил на село: «Правильные «порядки» красивых, частью двухэтажных домиков с палисадниками, балконами и мезонинами, несколько больших церквей, 2 мужских и 2 женских училища, все это делает Белоомут похожим на небольшой уездный городок».

Во второй половине XIX в. едва ли кто мог предположить, что городом когда-нибудь станут Луховицы, а не какое-либо из старинных окских сел.

Луховицы и некоторые соседние поселения, ныне вошедшие в черту города, жили ничем не примечательной крестьянской жизнью.

В 1744 г. в Луховицах числилось 197 душ мужского пола. В 1764 г. после секуляризации церковных земель, Подлесная Слобода и Луховицы стали экономическими, а в XIX в. – государственными селениями.

В середине XIX века через Луховицы прошло Рязанское шоссе, оживившее торговлю и промысловую деятельность. Однако основным занятием местных жителей оставалось земледелие. К этому времени село, насчитывавшее к 50-м г.г. XIX в. уже 210 дворов и 1300 жителей, стало центром волости. Здесь же был центр 2-го стана Зарайского уезда и квартира станового пристава. Во 2-й стан Зарайского уезда входили 25 селений, в том числе Дединово, Любичи, Ловцы и Белоомут.

Луховицкая волость занимала среднее положение между промышленными селениями на Оке и земледельческими района Рязанского края. Территория волости была примерно на половину покрыта лесами, наполовину занята пашней. Крестьяне хлебопашествовали, а также уходили на заработки: летом нанимались в косцы к крестьянам богатого заливными лугами левобережья Оки. Зимой некоторое распространение получило домашнее ткачество.

В 1865 г. в Луховицах и Подлесной Слободе был расквартирован резервный эскадрон Сумского гусарского полка. Для него были выстроены семь конюшен, сборная изба, баня, пекарня, кузница, цейхгауз и т. д.

Однако, уже к началу XX в. в структуре экономики произошли примечательные перемены. Например, население Дединова в это время насчитывало более 8 тыс. жителей, а годовой торгово-промышленный оборот достигал более 282 тыс. рублей. Население Белоомута насчитывало до 12 тыс. человек, торгово-промышленный оборот составлял около 559 тыс. рублей, Любичей – до 3 тыс. жителей, Ловцов – до 5 тыс. жителей при обороте промышленности и торговли 134 тыс. рублей.

Число жителей Луховиц вместе с Подлесной Слободой превысило 3,5 тыс. человек, а оборот торговли и промышленности – 137 тыс. рублей. Таким образом, Луховицам уже принадлежало заметное место в экономике округи.

К началу XX в. вследствие развития железных дорог снизилось значение Оки как основного торгового пути между Москвой и Нижегородской ярмаркой. В 1864 г. начала действовать железная дорога Москва-Рязань, станция Луховицы лежала в 3 км от д. Луховицы, расположенной на Рязанском шоссе, окские села – в стороне.

Главной статьей доходов левобережья Оки стали заливные луга, находившиеся в их собственности. Здесь быстро развивалось товарное производство сена, заготавливавшегося в основном для столиц и отправлявшегося  туда по Оке или железной дороге через Луховицы. На грузовых станциях в пределах современного Луховицкого района (Алпатьево, Горки, Подлипки, Луховицы) работали сенопрессовальные заводы местных крестьян, там же производилась погрузка леса и молочных продуктов. Другая часть торгового оборота луховицкой железнодорожной станции приходилась на погрузку торфа, добываемого расположенными неподалеку торфяными заводами товарищества Герценберга и Струве.

После отмены в 1861 г. крепостного права отдельные крестьяне стали создавать первые небольшие промышленные предприятия. Крестьянская предприимчивость меняла хозяйственный облик Луховицкой земли. В 1870 г. Б.Иванов основал первую    красильную фабрику в с. Городна, в 1885 г. Г.Е. Корнеев открыл кирпичный завод в Луховицах, в 1896 г. начал действовать кирпичный завод крестьянина А.О. Новикова в с. Горки, предприятия, производившие синение пряжи и холста, организовали Д.З. Попов – в Аксенове (1879 г.) и Ф.А. Антонов – в Кунакове (1891 г.).

С конца XIX  и до середины XX в. Луховицкий край являлся крупным региональным центром по производству молока и молочных продуктов. В начале XX в. А.В. Чичкин, заслуживший в России имя «молочного короля», основал в Ловцах и Дединове молочные заводы. От московских промышленников не отставали и местные крестьяне.

В 1880 г. дединовский крестьянин В.Школов начал скупать у земляков творог и на салазках отвозил его в Коломну. К началу 1914 г. в Дединове работали маслодельня А.И. Шкаренкова, молочное товарищество Е.И. Ротиной, склад молочной продукции и маслодельный завод В.Е. Школова, в Ловцах действовала маслодельня И.Ф. Курова, в Нижнем Белоомуте – молочное заведение И.А. Беленовского и молочное предприятие И.И. Макроусова.

Интерес луховицких крестьян к производству молока подтолкнул местных помещиков к созданию племенных хозяйств. В начале XX в. симменталов разводили Н.П. Селиванов в Кошелеве и К. Струве в Орешкове, голландский скот – Н.М. Коноплин во Врачеве и др.

Произошли перемены и в самом характере занятий жителей. Раньше основой жизни окских сел были торговля и промыслы, а Луховиц – земледелие. Теперь на первое место выдвинулись сельскохозяйственные занятия обитателей левобережья Оки: заготовка сена и молочно-мясное животноводство.

В Луховицах – одной из самых ближних железнодорожных станций в округе – наряду с земледелием жители все больше занимались торгово-посреднической деятельностью.

Портняжный промысел развился в Белоомуте в крупном масштабе. Им была занята большая часть населения села, и львиная доля его внушительного торгового оборота приходилась на портняжные заведения. Белоомутцы снабжали готовой одеждой многие крупные магазины обеих столиц. В селе находилось 11 портняжных заведений.

В сборнике «Населенные места Рязанской губернии» за 1906 год Луховицы значатся как село Луховичи Зарайского уезда «на Рязанском шоссе и при реке Вобле», оно являлось центром Луховической волости. В селе числилось 284 двора и 2 890 жителей обоего пола – 1 280 мужского и 1 610 женского. Указаны: церковь каменная, земская школа смешанная, 4 ветряных мельницы, фельдшерский пункт, квартира фельдшера, волостное правление, библиотека.