Заповедные уголки средней полосы
По русской провинции на www.ru-roads.ru
Поиск
Авторизация

Ярославль.

Заметки и воспоминания туриста иностранца.

Глава из сочинение

Modrich. Russia. Note е ricordi di viaggio.
Torino Roma. 1892.

Перевод Д. А. Невского.

Издание Ред. н. ч. «Ярослав. Губ. Ведом.»

Ярославль.
Типография Губернского Правления.
1893.

Предисловие.

В начале прошлого года путешествовал по России выдающийся славянский писатель, далматинский серб, I. Н. Модрич, совершивший перед тем целый ряд путешествий по Европе, Африке и Америке и составивший себе большую известность описанием посещенных им стран.

В Россию привело талантливого путешественника не одно желание побывать в обширной империи, которая начинает все более интересовать собой иностранцев и о которой однако имеются лишь довольно смутные представление на всем западе: для славянина посещение России должно было иметь и другой интерес, более существенный,— интерес ознакомление с страной ему единоплеменной, главой славянского мира, интерес изучение бытовой, общественной и государственной жизни великой отрасли славянских народов — народа русского.

Для возможно полного ознакомление со страной и её обитателями Модрич употребил на свое путешествие несколько месяцев, проехал через всю Россию от Балтийского моря до Черного, побывал во многих городах русских, останавливавших на себе его внимание.

Результатом этого путешествие явилось недавно вышедшее за границей на итальянском языке сочинение о России (Mödrich. Russia. Note е ricordi di viaggio. Torino-Roma. 1892 г.), очень любопытное по своему содержанию и отличающееся присущей автору легкостью и картинностью изложения. Одна глава сочинение посвящена и Ярославлю, в котором автор останавливался на несколько дней, проездом из Вологды в Москву {О пребывании Модрича в Ярославле, а также некоторые биографические сведение о нем, (см. «Яр. Губ. Вед. » No 11, от 7 Февраля 1892 г.)}.

Предполагая, что для Ярославцев не безынтересно знать, что говорит об их городе и о них самих наблюдательный иностранец путешественник, вниманию читателей предлагается перевод соответствующей главы сочинения. Переводчик, по возможности, старался держаться близко оригинала. Некоторые неточности, допущенные автором, а также нужные объяснение указаны в примечаниях.

Д. А. Невский.

Ярославль.

Заметки и воспоминания
туриста-иностранца

«Перед моими окнами {Во время пребывание в Ярославле автор останавливался у Директора Лицея О. М. Шпилевского.} обширнейшая и красивейшая площадь г. Ярославля — Ильинская, длиной полверсты, правильная, обстроенная красивыми и изящными зданиями. Между этими последними есть одно, воздвигнутое по плану знаменитого архитектора Растрелли, несколько других — в хорошем итальянском стиле. Средину площади занимает парк, обнесенный решеткой, с величественной бронзовой колонной в память Демидова, основавшего в 1805 г. известный Демидовский Юридический Лицей, гражданскую гордость города. Невдалеке от памятника находится некоторая патриотическая святыня: пушки, служившие Ярославцам защитой против поляков и приверженцев Лжедимитрия. На краю площади ряд вызолоченных глав возвышается над церковью, окрашенной в розовый цвет; по обеим сторонам площади и над её горизонтом виднеются другие церкви, другие купола, группирующиеся в живописном порядке; в двух шагах от моей квартиры находится величественный Ярославский собор 17 века, с пятью позолоченными главами, заканчивающимися наверху длинными золочеными крестами; с наружной стороны, ниже кровельных желобов, стены кругом украшены обычными церковными фресками, отличительной принадлежностью многих православных церквей византийского стиля. По соседству с собором, отдельно, возвышается его величественная колокольня, более новая, с вызолоченным куполом, в итальянском стиле, с некоторыми особенностями московской архитектуры

Уже в вечер моего прибытие блестящая панорама Ярославля — вид на него с левого берега Волги, где оканчивается железнодорожный путь из Вологды — расположило меня в пользу богатого города. Я прежде всего с энтузиазмом приветствовал грандиозную благодетельницу реку. Её судоходное протяжение по русской территории составляет 3500 верст. Говоря о Волге, вы говорите о России, о сердце России, от древней Твери, вблизи Москвы, до Астрахани, у моря

Каспийского. По всему течению реки раскинулись города и цветущие местечки, прекраснейшие селения, сотни промышленных и земледельческих пунктов. Волга есть великая артерия Руси, по которой полным ключом бьет экономическая жизнь страны. «Здравствуй, величественная старушка Волга»! воскликнул я, в порыве восторга, привет царственной реке, Нилу России. Переезжая на тройке через реку я имел случай любоваться высоким правым берегом её, охраняющим город на подобие природного вала; вдоль вала идет бульвар из больших деревьев, а из-за них выплывают роскошнейшие церкви, красивейшие здание Ярославля, Прелести своей красы город не теряет и при ближайшем ознакомлении с ним. Его улицы широки и правильны, как равно и его площади и парки, дома, почти все каменные, с примыкающими к ним прекраснейшими владельческими садами, могли бы отлично фигурировать и в столице.

Ярославль, краса Волги, возвышается при впадении в великую реку притока её Которости. Объезжая на извозчике город, вы найдете, пожалуй, в некоторые часы дня улицы и площади пустыми, но за то перед путешественником открывается весь город в своем привлекательном архитектурном облике. Время от времени вы останавливаете свое внимание на роскошных зданиях, безукоризненной постройки, с окнами, сделанными из цельного куска хрусталя, с элегантными кружевными занавесами на окнах. Вы спрашиваете, кому принадлежат эти княжеские палаты, и получаете ответ: купцу такому-то, миллионеру такому-то.

— Значит в Ярославле много богачей?— Десятка полтора, с состоянием от 2 до 20 миллионов рублей! В среде их, естественно, образовался круг богатого купечества, энергичных предпринимателей, которые придают городу отпечаток материального благосостояния, экономического и промышленного прогресса. В Ярославле берут начало три железно-дорожных пути: к Вологде, к Костроме и к Москве. Кроме Ярославля в губернии считаются важными еще два города: Рыбинск и Ростов, выдающиеся по торговому и экономическому движению. Рыбинск, стоящий тоже на Волге, есть известнейшая в России пристань, славящаяся по торговле мукой.

Ярославская губерния, одна из самых маленьких в европейской России, занимает пространство в 35,614 кв. и, с населением 1.072,000 человек. Узнать точное количество население самого города Ярославля оказалось довольно трудно, так как городское управление, дума, по некоторым соображениям убавляет счет на несколько тысяч, дабы избегнуть лишних расходов на содержание органов общественной безопасности. Меня уверяли, что в Ярославле 80 тысяч жителей, тогда как городское управление считает их только 60 тысяч. Как бы то ни было, Ярославль, хотя и представляет из себя один из красивейших губернских городов России, однако не принадлежит к числу густо населенных.

В вечер моего приезда большие разноцветные афиши приглашали публику в городской театр на бенефис любимца публики, актера Шувалова {Автор ошибочно называет его Suvarov.}. Должна была идти комедия Кин. Кин в Ярославле? Этого еще не доставало! Для меня это было очень интересно, тем более, что местный губернатор, генерал Фриде, сделал мне любезное предложение познакомить меня в этот вечер с высшим кругом, цветом Ярославского общества. Таким образом, спектакль был для меня вдвойне привлекателен.

Ярославцы гордятся своим театром. В 1748 году стараниями Волкова и Полушкина в Ярославле возник первый русский театр. Традиция и теперь продолжает быть лестной для граждан. В настоящее время изящнейшее здание театра украшает собой одну из самых красивых площадей городу позади театра идет до Волги великолепная липовая аллея, длиной с версту. В 8 часов довольно просторная зала театра, светлого тона, была уже полна зрителей и ложи наполнялись элегантными дамами и барышнями. Право, я думал, что нахожусь не в городе северной России, а скорее в каком нибудь городке Италии, напр. Пизе или Падуе. Нет ничего провинциального ни в туалетах дам, ни в поведении публики: кругом господствовали безукоризненная элегантность и приличие. Шувалов в роли Кина заслужил продолжительные аплодисменты, и вполне справедливо. Только в конце 4 акта, когда он посылал брань по адресу ложи своей возлюбленной, многие зрители, незнакомые с комедией, недоумевали, почему это актер так злобно настроен против этой ложи. Когда же слуга Кина объявил публике, что его господин сошел с ума, то некоторые, вообразив, что с актером Шуваловым случилось несчастье, ушли из театра.

В антрактах губернатор представил меня в зале для куренья первостепенным гражданам города, выдающимся по своему общественному положению, по ученым заслугам, по имущественному цензу. Прежде всего я познакомился с сыном богатейшего Ярославского железопромышленника: старинная фирма, кроме собственных рудников, имеет в Вятской губернии 300 тысяч десятин девственного леса, что представляет из себя весьма значительное состояние. Затем мне представили сына очень богатого торговца хлебом. Об отце его, ревнителе древнего благочестия, мне порассказали много очень типичных особенностей. Будучи весьма религиозным и не терпя ничего современного, он считает театры и балы дьявольским наваждением и делом разврата. Он не допускает мысля, чтобы настоящему русскому человеку нужно было ездить за границу, когда Русь так обширна, так прекрасна, так разнообразна; поэтому его сын никогда не переступал границ России. Не смотря на свои громадные богатства (более десятка миллионов рублей) он ведет жизнь не только строго-регулярную, но даже расчетливую, скромную, можно сказать — скудную: пьет много чаю, ест мало, и в постные дни не нарушил бы церковных предписаний, даже если бы лежал на смертном одре. Во все; семь недель великого поста пищей его служат одни овощи, без всяких приправ. Он щедр по отношению к бедным и к благотворительным учреждениям. Вот вам тип православного русского человека старого закала: их много есть в русских провинциях и в Москве.

Из избранного круга общества я имел возможность познакомиться в театре с представителями четырех высших властей русской провинции. Прежде всего, губернатор — глава администрации, блюститель порядка и власти в губернии; он находится в непосредственном подчинении Министру Внутренних Дел и во время каждой поездки в Петербург должен представляться Государю. Он не является маленьким царем in partibus, как об этом сложилось ложное представление и как, пожалуй, это могло иметь место ранее изобретение телеграфа,— он только начальник губернии, с атрибутами политическими, гражданскими и административными.

Затем начальник местных войск. В Ярославской губернии размещена целая дивизие пехоты, около 6000 человек; штаб находится в городе Ярославле под главным управлением дивизионного начальника Риттиха, настоящего типичного русского генерала, человека нервного, патриота, панслависта, не симпатизирующего немцам. Он мечтает об освобождении всех европейских славян от чужеземного ига и уверен, что коалиция всех европейских держав не могла бы нанести вреда могущественной России. Его военная власть в губернии самостоятельна; он совсем не зависит от губернатора и находится в прямом подчинении Военному Министру; только когда губернатор просит содействие войска, в особенных случаях, военный начальник не должен отказывать в этом.

Другой самостоятельный представитель власти в провинции и не стоящий в зависимости от губернатора есть председатель местного окружного суда. Каждая губерние представляет из себя один или несколько судебных округов; председатели их находятся в прямом подчинении Министру Юстиции, обходя губернское управление. В общем, чины судебной власти в России совсем независимы от административной власти, и несменяемость судей указывает на существование нравственного престижа в общественном сознании.

Если в губерниях есть высшие образовательные учреждения, уравненные с университетами, то их директора не зависят от губернатора, а только от управляющего данным учебным округом. Европейская Россия разделяется на несколько учебных округов, с резиденциями в крупных городах, каковы Москва, Варшава, Киев, Харьков и проч. Попечители этих округов, получая периодические отчеты названных выше директоров, представляют их непосредственно Министру Народного Просвещения. В Ярославле, например, директор Демидовского Лицея, приравненного к университету, находится вне сферы административного влияние губернатора.

Наконец, губернский предводитель дворянства есть власть, также отчасти совершенно независимая, стоящая в непосредственных отношениях к Министру Внутренних Дел. Но так как интересы русского дворянства совпадают с интересами губернии, то на деле выходит, что все официальные действие предводителя дворянства происходят с предварительного одобрение начальника губернии, одобрения, правда, в чисто официозной форме.

В прочих областях управления, губернатор, принимая на себя ответственность перед высшими сферами в Петербурге за все, что происходит во вверенной ему губернии,— естественно должен иметь более или менее непосредственный надзор за всеми формами общественной жизни и неуклонно вести к преуспеянию общие интересы губернии и государства.

В театре спектакль окончился характерной пантомимой и бешеным русско-крестьянским танцем, очень похожим на венгерские czardas: движение танцовщицы были медленны, важны, скромны; между тем как кавалер вертелся около нея, прыгал, то по-клоунски, то крайне неуклюже, в каком то причудливом канкане, не поддающемся описанию.

На следующее утро я посетил Демидовский Юридический Лицей, основанный в 1805 г. и помещающийся в одном из великолепнейших зданий Ярославля. Он носит имя своего основателя, предка нынешнего князя Демидова Сан-Донато, недавно умершего во Флоренции и оставившего там по себе такую славу. В библиотеке Лицея (имеющей больше 40000 книг, преимущественно юридического содержания) я встретил директора, С. М. Шпилевского, известнейшего ученого, и нескольких профессоров. Один из них, профессор уголовного права, разговаривал со мной по итальянски, выхвалял итальянскую уголовную школу и сильных борцов её, которые все еще не получили признание своей великой славы. Я дивился порядку, какой встретил в библиотеке и во всех других помещениях блистающих чистотой, элегантностью, роскошью. Секретарь учреждение показал мне ценную вещь — пуговицу от сюртука, который был на поэте Пушкине в день его роковой дуэли. Комнаты библиотеки украшены портретами основателей Лицея и директоров, управлявших им со времени основания. {В помещении библиотеки все стены сплошь уставлены книжными шкафами, так что для портретов нет и места; в комнате же библиотекаря имеются только три портрета: П. Г. Демидова, основателя Лицея, Ф. Г. Волкова, основателя Ярославского театра (редкий современный портрет, подаренный Лицею актером М. С. Щепкиным), и кн. С. М. Голицына, бывшего Попечителя Московского Учебного Округа, приславшего свой портрет к |юбилею Лицея в 1853 году.}

Демидовский Лицей, уравненный с юридическим факультетом университетов, имеет четыре курса, посещаемые 200 студентов. Многие семейства предпочитают посылать своих детей лучше в Ярославль, чем в Киев, Москву или Петербург, и это по двум соображениям: во-первых, вследствие более удобных условий экономической жизни и, во-вторых, потому, что ври отсутствии развлечений и отвлечений от дела молодые люди с большим усердием относятся к своим занятиям. В коридоре, из которого ведут двери в четыре аудитории (одна из этих аудиторий носит имя знаменитого юрисконсульта), я видел несколько политических русских журналов, либеральных и консервативных, русские хроники и Revue des deux mondes, выложенные на столе для пользование студентов в промежутки чтение лекций. {Сообщение не совсем верное. Никаких журналов в сборном зале студентов не выкладывается на стол. Автор, очевидно, смешал профессорскую лекторию, помещающуюся в зале фундаментальной библиотеки.} Это для меня было некоторого рода неожиданностью, так как я представлял себе, что студентам русских университетов положительно запрещено заниматься политикой.

Искреннюю признательность следует выразить персоналу преподавателей Демидовского Лицея за его ценное периодическое издание. Каждый год выходит три или четыре больших тома юридических сочинений, принадлежащих перу лицейских профессоров. Таким образом постепенно составилась интереснейшая современная юридическая библиотека, в которой студенты могут находить для себя громадную пользу. Между русскими высшими учебными заведениями Ярославский Демидовский Лицей пользуется вполне заслуженной славой: он является важной иллюстрацией на страницах научных летописей современной России.

Меня заинтересовало также, и очень понравилось, большое благотворительное учреждение, (дом Призрение Ближнего), с интернатом и школой для 80 сирот мальчиков и 250 девочек, распадающееся поэтому на два отделения. Особенность данного учреждение та, что оно не стоит казне ни гроша, так как поддерживается на средства и пожертвование Ярославских граждан. Оно всецело носит характер образовательного института, и потому многие семейства из других, губерний отдают сюда своих детей, уплачивая, в случае неимение бесплатных вакансий, по 180 рублей в год с человека. За эту плату воспитанники получают содержание, образование, помещение и одежду. В качестве импровизированного инспектора я явился в женское отделение в час завтрака; по приглашению любезной начальницы попробовал все кушанья и не нашел решительно никаких недостатков: пища была здоровая, вкусная и в обильном количестве. Воспитанницы, в возрасте от 8 до 16 лет, все полные, цветущие, с румяными щечками, живыми глазками, веселые как бабочки. Помещение для спанья имеют вполне достаточный запас воздуха; местом же прогулки и развлечений воспитанниц во время ненастной погоды служит обширный зал, равняющийся по размерам целой площади. Учебный курс заведение — восьмилетний; воспитание дается серьезное и основательное; каждой из старших воспитанниц поручается по две младших, чтобы на них практиковаться к исполнению обязанностей преподавательниц, так как многие из окончивших курс делаются потом наставницами начальных школ.

Получил я приглашение на завтрак от генерала Риттиха.

— Приходите, говорил, он, посмотреть, как придет из Рыбинска пешком после 24-х часового пути, считая с остановками, компания охотников от одного из полков моей дивизии.

Пешком…. от Рыбинска…. 85 верст…. в 24 часа…. когда термометр показывал 25о Р. ниже О, а за ночь выпало снега на два метра…. Я был удивлен. Мне хорошо известны дороги северной России после выпада снега,— идти по ним значит делать два шага вперед, да шаг назад.

Генерала застал я дома — нервным и нетерпеливым. До срока оставалось всего 10 минут, и охотники еще не являлись. На встречу им была выслана музыка. На обширном дворе путешественников ожидала обильная закуска, выставленная генералом, с значительным запасом водки — напитка, необходимого при таком морозе.

В назначенный час, с запозданием двух минут, вошли во двор, предчувствуемые музыкой, отважные охотники, понятно усталые, но твердым и бодрым шагом. Выстроились в ожидании своего генерала. Он, надевши белые перчатки, обошел ряды и с энтузиазмом приветствовал сильным голосом своих бравых солдат:

— Здорово, ребята!

— Здравие желаем, Ваше Превосходительство! ответили они обычную фразу.

— Очень устали?

— Устали, Ваше Превосходительство!

— Не поморозили себе ноги и носы?

— Никак нет. Ваше Превосходительство!

— Молодцы! Ружья в сошки, и скорее подкрепляться. Приветствую и благодарю вас!

— Здравие желаем и благодарим, Ваше Превосходительство!

Вопрос об отмороженных носах напугал меня; припомнилась известная картина Верещагина, которая долго не выйдет из головы «На Шипке все спокойно»: {Автор не совсем верно называет картину «la pace nei Balcani!».} бесконечное снежное пространство, и на нем русский часовой, уснувший от мороза вечным сном, завернувшись в свой плащ и держа в руках ружье: мужественный солдат предпочел умереть на морозе, чем оставить свой пост. За завтраком, к которому, по приглашению генерала, явились и три офицера, участвовавшие в компании, эти последние рассказывали, что один солдат было отморозил себе правую руку, но беды не случилось никакой, так как от усиленного растирание снегом снова началось правильное обращение крови. Слава таким обычным средствам!… Из окна я любовался, как доблестные путешественники, вернувшиеся из своего tonr de force, набрасывались на пирожки и водку; ее пили они как простую воду: думаю они ощущали потребность ускорить обращение крови после стольких часов следование по морозному пути. Посмотрел я, как были одеты солдаты: у каждого на руках было по две пары перчаток, и на голове большой башлык, в роде капуцинского.

— Сколько часов бы ли вы в пути? спросил я одного из трех офицеров, которые шли тоже пешком.

— А вот: из Рыбинска вчера мы отправились ровно в указанный час; в 7 часов вечера прибыли в Романов, где останавливались до 4 утра; затем снова двинулись в дорогу среди темной ночи и снега, спускавшегося все сильнее и сильнее, и прибыли на место несколькими минутами позднее.

— Выносливы же вы. Скажите, пожалуйста, когда лучше путешествовать зимой или летомъ?

— Я во всяком случае предпочитаю летом: зимой, с её снегами и морозом, то и дело скользишь, падаешь, всякий шаг стоить труда.

— Ну, а во время пути из Рыбинска сюда вы останавливались и подкрепляли себя время от времени чаем?….

— Когда можно было, мы подкреплялись, только не чаем, напитком очень опасным при такой температуре, а больше водкой.

— Смогут ли солдаты вынести десять дней пути, делая подобные переходы по 85 верст в день?

— Невозможно. Достаточно, если они при многодневном походе будут делать по 65 верст в день.

Между тем генерал, как настоящий русский хозяин, усердно угощал троих офицеров, предлагал им ценные вина, ликеры, сигары. Глаза офицеров блистали здоровьем, энергией. Я смотрел на них с удивлением, с очарованием. По окончании завтрака солдаты и офицеры, предчувствуемые музыкой, отправились в свои казармы.

— Вот наша пехота, русская пехота!— сказал мне с важностью генерал, я горжусь тем, что командую дивизией. Для неё трудностей не существует. И у нас это не лучший нумер, знайте! Вы видели их после 24 часов форсированного марша, по какому морозу?…. Это войска непреодолимые, стоящие выше всяких иноземных. А как высока их нравственность: представьте,-из 6000 солдат, находящихся под моей командой, за год только 103 человека судились за преступления, большей частью за кражу, неповиновение, сопротивление. Подобная статистика меня радует: нужно вам заметить, что солдат не получил никакого домашнего воспитания,— он простой мужик: в его деревне мелкая кража, маленькое неповиновение, крупная драка не составляют еще беззаконного деяния, а в полку они наказываются строго.

— А сколько, генерал, всего войска у России?

— В 1894 году, значит через два то да когда весь воинский закон 1884 года {Вероятно, имелся в виду закон не 1884, а 1874 г.— о всесословной воинской повинности.}, с относящимися к нему изменениями, войдет в полную силу, Россия будет в состоянии выставить на поле действие от 8 до 9 миллионов солдат. И посмотрите,-как каждый полк снаряжен. Нет у нас недостатка ни в чем, решительно ни в чем: давайте только приказ двигаться к границам.

На углу, образуемом Волгой и Которостью, в конце прекраснейшего бульвара, перед глазами открывается в высшей степени привлекательная панорама. В летнее время Волга с своими золотистыми переливами принимает здесь вид озера около версты шириной. Устье Которости, над которой перекинулся красивый мост Московской железной дороги, {Мост этот не имеет отношение к железной дороге и служит только средством сообщение между городом и закоторостною частью его.} на протяжении трех верст, представляет из себя гавань, или пристань для останавливающихся в Ярославле судов. На другой стороне обеих рек возвышаются предместья города, села с стройными куполами церквей, местечки с промышленными заведениями и горизонтом, теряющимся в обширной дали равнины. Пятнадцать золоченых глав церкви св. Иоанна Крестителя, группируясь в гармоническом сочетании, ослепительно блестят под лучами солнца.

Ярослав Мудрый, сын Владимира, находился под влиянием артистического вдохновения, когда на таком месте, на высоте 60 метров от уровня Волги, основал в 1030году город Ярославль. Рассказывают, что, пробираясь дремучими лесами из Ростова к устью Которости и к Волге, пораженный красотой местоположение этого уголка, он решил основать здесь город. На первых порах место обнесено было крепкой оградой, и город получил посему название рубленого, т. е. города, сделанного из срубленных деревьев; позднее Ярославль является окруженным высоким земляным валом, с несколькими крепкими каменными башнями, из которых к настоящему времени остается только одна. В пределах окружности древних укреплений (что-то в роде кремля), возвышаются собор, несколько церквей и много общественных зданий.

Около половины XII века Новгородцы, не то по своей воинственной наклонности, не то по политическим мотивам, вовремя своих походов против Юрия Долгорукого, дошли до самого Ярославля и разрушили его. В 1237 году татарские орды снова разграбили и разрушили город, который, наконец, в 1471 году Иоанном III был присоединен к Московскому княжеству. В эпоху независимого состояние Ярославль, подобно многим другим русским городам, пережил тысячи случайностей, как местных, так и общих, С присоединением к Москве Ярославль разделил судьбы великого государства Русского. В 1536 году создалась вторая часть города, земляной город, окруженный земляным валом, с 8 башнями, из которых остаются до сих пор две, очень живописные. В этой части Ярославля теперь находятся два монастыря, 8 церквей, несколько общественных и частных зданий, и она служит центром города.

По своему положению на Волге Ярославль уже в конце XVI века был важнейшим торговым пунктом: Петр Великий сделал его провинциальным городом, Екатерина II — губернским городом губернии того же имени. Рядом с одним из въездов в город на правом берегу Волги сохранялась политическая святыня: дом, где от 1742 до 1761 г. Жил в изгнании с своим семейством курляндский герцог Бирон, злой гений царствование Анны Иоановны (1730 — 1740). Властительному фавориту следовало бы идти в Сибирь, но в те времена все губернии северной России с успехом могли служить местами ссылки.

Осмотрим несколько город. Войдем в лежащий близ Демидовского Лицея собор с огромными золочеными главами, построенный великим князем Владимиром Всеволодовичем в 1215 году и потом возобновленный в настоящем архитектурном виде в 1646 году. Превосходное здание византийского стиля с четырьмя большими колоннами и великолепными фресками. Здесь покоятся в серебряной раке под блестящим балдахином мощи Ярославских князей св. Василия и Константина; здесь же помещается образ Божией Матери XII века, весь осыпанный жемчугом и камнями,— перед ней молились князья Ярославские. Ризница соборная богата древними священными предметами. Мне показывали редкое евангелие, манускрипт на пергаменте, 13 века. В церкви красуется несколько знамен местной дружины от 1812, 1853 и 1856 гг. Вдоль стен, на высоте 2/3 их тянется старая деревянная галлерея, на которой когда-то собирался соборный хор. В нескольких метрах от собора возвышается его четырех ярусная колокольня, более новой постройки, стройная, изящная, в форме итальянской архитектуры.

Спасский монастырь, один из древнейших в России, в настоящее время служит резиденцией архиепископа, человека очень доброго, оказавшего мне радушный прием. В монастыре особенно обращают на себя внимание две церкви: Преображенская, построенная в 1216 году, с замечательными фресками, с гробницами некоторых Ростовских архиереев и ризницей, обладающей богатым запасом церковных и исторических редкостей; затем церковь князей Феодора, Давида и Константина, воздвигнутая на месте церкви 1218 года, с мощами названных Святых.

Когда я зашел в церковь Св. Илии, замечательную по своей древности и византийскому письму, с пятью зелеными главами и двумя колокольнями, я встретил там гроб с маленьким покойником, украшенный цветами и гирляндами. Рядом с гробом стояла тарелка вареного риса с черносливом и изюмом, над которой священник должен прочитать молитву. По окончании похоронного обряда каждому лицу, приходящему навестить скорбящую семью и выразить свое сочувствие, подносят ложку этой освященной пищи: обычай, восходящий, если не ошибаюсь, ко временам язычества и до сих пор еще общераспространенный между всеми славянами.

В церквах Николомокринской, XVII века, с зелеными главами и двумя очень толстыми колоннами, Михаилоархангельской, построенной великим князем Константином Всеволодовичем в 1213 году и возобновленной в 1657 году, а также в церквах Владимирской Божией Матери и св. Иоанна Златоуста — обе XVII века — я нашел много воздухов, икон, фресок произведений резной работы, достойных внимание и изучения. Я очень жалел, что нет времени заняться подобным изучением, результаты которого внесли бы значительные добавление в историю византийской живописи и воздействие на нее в России итальянской школы.

Из 72 Ярославских церквей около 40 древние и полны редкостей. Но наиболее привлекательной по своей необыкновенно поэтичной архитектурной форме представляется церковь Иоанна Крестителя, за Которостью. Она имеет вид изящнейшей миниатюры, с фантастически раскрашенными изразцами украшающими наружную сторону стен, с пятнадцатью красиво группирующимися величественными главами разной величины, заканчивающимися позолоченными крестами, от которых спускаются золотые цепи. Это архитектурная игрушка. Основана она в 1680 году. Кругом всей церкви идет галлерея с довольно плохими фресками. Внутри церковь поддерживается двумя колоннами; стены украшены хорошим письмом, с преобладанием красного цвета, иконостас и боковые приделы отличаются многодельной резной работой.

После полудня я посетил громадную хлопчато-бумажную ярославскую фабрику, находящуюся за Которостью, неподалеку от только что описанной оригинальной церкви. По размерам это обширное селение с огромными зданиями; работают на фабрике около 12000 человек. По величине и оборотам она является третьим или четвертым промышленным учреждением в России. Всегда интересно бывает прогуляться по такому заведению: начинаешь с огромных складов тюков хлопка и, пройдя мастерские с 300000 движущихся там веретен и сотней станков, доходишь до складов бумажной пряжи и полотен, готовых к отправке и вывозу. На ярославской фабрике машины новейшей конструкции, инструменты наиболее усовершенствованные, последнее слово техники. Труд работников и работниц сводится к простому присутствию и наблюдению за правильным ходом машинных аппаратов. При этих условиях вполне позволительно сказать: «машины сделались людьми и люди машинами».

В складах фабрики всегда есть на готове запас хлопчатой бумаги на 8 миллионов рублей. В сутки всеми машинами изготовляется 800,000 метров пряжи, если работа идет день и ночь. По причине северного климата, очень сухого, на фабрике пряжа не производится выше No 80, тогда как в Англии, напр. в Манчестере, ее доводят до No 300.

Управляет фабрикой обрусившийся англичанин, которому она обязана значительной долей своего благосостояния. Главные уполномоченные по закупке хлопка и продаже продуктов находятся в Москве. Сырой хлопок, как я с удивлением узнал об этом, Россие все еще покупает на стороне: в Индии, Египте, Америке. Всего в России потребляется в год около 18 м. пуд. хлопчатой бумаги, из которых около 3 мил. поставляется из пределов Империи, преимущественно из Закавказья, остальное привозится из названных выше мест.

— А сколько стоит самая фабрика, когда она стоит в бездействии? спросил я директора.

— Около 30 мил. рублей, отвечал он, и принадлежит она в большей части двум гражданам Ярославля.

Вообще, Ярославская губерние обязана своим экономическим благосостоянием не столько земледелию, сколько промышленности. Всех промышленных заведений, больших и Палых, в губернии насчитывается 3000, с 30000 рабочих; общая ценность производства определяется почти в 26 миллионов рублей. В силу такого соображение я понимаю, почему многие несогласны с теми, которые настаивают на удержании Россией её основного характера, как страны преимущественно земледельческой. В настоящее время не от земледелия, а от промышленности страна может ожидать себе лучших результатов.

Еще несколько статистических данных относительно Ярославской губернии: за год получается средним числом 100,000 телеграмм и отправляется 90,000; получается и отправляется 2.200,000 писем; получается 150,000 почтовых посылок и ценных пакетов, всего на 50 миллионов рублей, и отправляется 400000 посылок на 40 миллионов рублей.

Разве цифры не красноречивы? Если бы все русские губернии представляли подобные результаты, не было бы оснований бояться голодного года, каков настоящий, и в майских дождях видеть главнейшего фактора общественного благосостояния. В стране, где труд земледельческий продолжается только три месяца, а остальные девять месяцев года три пятых части сельского население живет почти без дела, непозволительно придавать земледелию такое чрезмерное значение. «Земледельческая Россия» есть простая фраза, простое предубеждение, и она может быть роковой для экономической будущности священной Империи. Но жизнь идет в разрез с этим и обещает, что Россие становится страной уравновешенной, в которой земледелие и промышленность имеют равные права и равные обязанности, как два одинаковых фактора великих экономических результатов, общественных и частных.

Извлечено из «Яросл. Губ. Вед.» 1893 г.
Печатано с разрешение г. Ярославского Губернатора. Марта 22 дня 1893 г.