Заповедные уголки средней полосы
Поиск
По русской провинции на www.ru-roads.ru
Авторизация

На самом берегу Плещеева озера, неподалеку от подножия Александровой горы, находится памятник седой древности, широко известный в Переславском крае под именем Синего камня, или Синь-камня.

Синь-Камень на берегу Плещеева озера Переславская земля, что расположена в ста километрах от Москвы, прославлена великими христианскими святынями. Здесь родина святого благоверного князя Александра Невского; здесь на каменном столбе, поедаемый комарами, дни и ночи молился святой Никита Столпник.

Сейчас в небольшом Переславле, население которого составляет несколько десятков тысяч человек, четыре действующих православных монастыря — два мужских и два женских; практически, во всех храмах идут православные богослужения.

И при этом здесь до сих пор встречаются проявления язычества, самое настоящее поклонение идолам. Один из самых древних и самый известный среди последних — огромный Синь-камень, легенды о котором слагают уже много веков. И это неспроста. Глыба окружена легендами и загадками, на которые пока еще нет ответа.

Округлая, похожая на дремлющего кита с серебристо-синим отливом, она, кажется, излучает тепло и свет. Зимой, когда берег Плещеева озера покрывается снегом, Синь-камень остается свободным от белого покрова: едва прикоснувшись к нему, снежинки тают.

Камень и его подножие усыпаны мелкими монетами, конфетами, цветами. А на ветках кустов около него развешаны разноцветные ленточки и платки. Это — дары современных язычников. Камень редко остается в одиночестве, здесь всегда люди, многие ходят сюда «набираться силы и здоровья».

Глыбу притащил сюда, в район Плещеева озера, в далекие времена ледник. Потом льды отступили, образовалось озеро. Огромный валун обосновался на круче северо-восточного берега, зовущейся сегодня Александровой горой. А когда в этих местах появились первые люди, валун сразу привлек их внимание своими размерами и необычным темно-сизым цветом.

Он сделался предметом поклонения язычников финно-угорского племени меря. Меряне чтили его, как бога, приносили ему жертвы.
Славяне, позднее колонизировавшие эти края, также начали обожествлять глыбину. Они посвятили холм богу Яриле и назвали валун Синь-камнем.

Его считали сердцем языческого бога Солнца, украшали цветами и лентами, водили вокруг святыни хороводы. От имени языческого бога, которому была посвящена гора, произошло древнее название природной площадки на ее вершине — «Ярилина Плешь».

С приходом христианства камень, служивший алтарной плитой древнего святилища, был объявлен «мерьским (мерянским) богом», а производимые возле него обряды — греховными, но многие люди продолжали поклоняться валуну.

Тогда примерно в километре от святилища возник городок Клещин — предшественник более позднего Переславля, в то время — сильнейшее укрепленное поселение славян в окрестностях Плещеева озера.

До настоящего времени сохранились оборонительные валы общей протяженностью более полукилометра и высотой до трех метров.

Клещин свыше столетия сохранял свою роль центра приозерных земель; лишь в середине XII века главное поселение было основано Юрием Долгоруким южнее. Князь «град создал больше старого и церковь в нем поставил каменную святого Спаса». Это и был Переславль.

В летописи города Синий камень впервые упоминается в XVI веке. Летописец отзывается о нем весьма нелестно: «Бысть во граде Переславле камень за Борисом и Глебом в боярку, в нем же вселися демон, мечты творя и прилагая к себе ис Переславля людей: мужей и жен и детей их и разсевая сердца в праздник великих верховных апостолов Петра и Павла. И они слушаху его и к нему стечахуся из году в год, и творяху ему почесть».

На холме возвели церковь. Храму, однако, суждено было простоять всего лишь около столетия — он сгорел. Затем уже в XIII веке на его месте был воздвигнут, согласно преданию, загородный терем князя Александра Ярославича, прозванного позднее Невским, а в те годы бывшего — по праву старшего сына великого князя Владимирского — владетелем Переславля.

Княжьи палаты тоже недолго выстояли на священном холме: вскоре после смерти Александра, именем которого и названа высота, на их месте был построен монастырь — с кладбищем и стеною в шесть башенок, как сообщают археологи XIX века.

Впрочем, монастырь весьма скоро отправился вслед за своими предшественниками — насколько можно судить, к Смутному времени от него не оставалось уже и следа. С тех пор вершина Александровой горы пустовала. Воздвигнутый там сравнительно недавно деревянный крест — память об исчезнувшем монастыре.

Несмотря на укрепление позиций православия, языческие обычаи в народе оказались необычайно живучими. Из года в год продолжалось паломничество местного населения к Синему камню. Православные священники были всерьез озабочены столь непотребным поведением христиан, но ничего не могли поделать с «христианскими язычниками», которые продолжали свои «бесовские игрища» вплоть до начала XVII века.

Тогда за дело взялся ростовский монах Иринарх, пользовавшийся огромным влиянием на всю округу. По его приказанию (есть, правда, ссылки на то, что Иринарх действовал по специальному распоряжению самого царя Василия Шуйского) дьякон переславской Семеновской церкви Ануфрий вырыл рядом с камнем огромную яму и свалил в нее валун, заровняв сверху вынутым грунтом и дерном. Наконец-то камень, к радости «святых отцов», исчез с лица земли…

Но, возможно, это была уже не первая попытка убрать соблазнительный валун. Существуют предания, согласно которым Синь-камень был свергнут со своего места вскоре после крещения Руси, — а раньше-де находился на самой вершине холма.

Как бы то ни было, Ануфрий, выкопав яму, нарушил установившуюся тысячелетиями структуру почвы. Вешние паводки размыли яму; уже через 15 лет камень «выбрался» на поверхность и предстал перед жителями, умножив этим чудесным появлением число своих поклонников.

Затем лет полтораста подряд переславское духовенство ломало голову: что делать с этим камнем? И, наконец, придумало способ заставить упрямый валун служить нуждам христианства. Решено было употребить его на фундамент колокольни церкви в Духовской слободе, строившейся на берегу реки Трубеж.

Зимой 1788 года камень спустили с горы на замерзшее озеро, погрузили на громадные дровни, запряженные дюжиной лошадей, и повезли по льду к месту строительства. Но недалеко от берега двенадцатитонный Синий камень своей тяжестью проломил лед и ушел на пятиметровую глубину. Едва спасли лошадей…

Через год случилось необъяснимое. Рыбаки заметили, что Синь-камень медленно, но верно перемещается по дну, направляясь на старое место. А спустя шестьдесят лет, в конце 1840-х, он оказалась на берегу озера, где спокойно «улегся». Как выбрался на берег огромный валун, остается только догадываться.

Сегодня Синь-камень продолжает двигаться, но теперь уже вниз, под землю, породив у местных бабок-шептуний тему близкого конца света. И вообще, за время «блужданий» Синь-камня вокруг него возникла целая мифология. Так, местные жители полагают, что появляется валун перед наступлением благоденствия для России, а пропадает перед временем бедствий.

И действительно, если внимательно рассмотреть фотографии Синего камня, сделанные в разные годы, то можно увидеть его «движение». Например, на снимке, сделанном в 1954 году, камень, почти на полтора метра выступавший из-под земли, мог спокойно разместить на своей огромной синей спине 30 человек. Сейчас он поднимается над землей лишь на 20-30 сантиметров…

«Сильны еще в людях темные силы, — вздыхает местный священник. — Сами не могут разобраться, во что верят. На Пасху в православный храм идут, куличи освящают, а в ночь на Ивана Купала — опять к камню!»

И действительно, в июльскую ночь, накануне православного праздника Иоанна Предтечи, как встарь, собирается у Синь-камня молодежь из Переславля и окрестных деревень. До утра идет гулянье на берегу озера.

Особые почести воздают камню, усыпая его живыми цветами от подножья до макушки; не забывают и берегиню Плещеева озера, пуская по водной глади венки, бросая на дно монеты.

Гуляют не по-современному, без магнитофонов и плееров: поют сложенные в этих местах песни, частушки: «Синий камень, Синий камень, Синий камень — сто пудов, Синий камень так не тянет, как проклятая любовь». Девушки приходят сюда с тайным желанием встретить сердечного друга, ведь на это гулянье собираются и заезжие женихи — из Москвы, из Ярославля…

Но почему же все-таки уходит под землю Синий камень? Объяснений этому много. Инженер по туризму Переславского национального парка Галина Игоревна Разумовская полагает, что виной тому и топкие берега Плещеева озера, которые не выдерживают огромной тяжести камня, пуская его под землю, и оголтелые туристы, которые непременно прихватывают с собой сувенир — кусочек от Синь-камня.

И если бабульки в «погружении» камня видят плохой знак, то батюшка рассуждает по-своему: «Православных храмов в последние годы много здесь открылось, только монастырей — четыре, с утра до ночи возносятся молитвы к Господу, вот и не нравится это идолу, прячется он от благодати».

Кто-то склонен объяснять движение камня «ветровым режимом и режимом течений озера». Иногда, кроме мистических свойств, выдвигается космическая версия происхождения феномена.
Как бы то ни было, музейные работники всерьез озадачены проблемой сохранения камня, как памятника древней культуры, «героя» мифов, яркой достопримечательности края.

Что только ни пробовали сделать, чтобы сберечь синий валун для потомков — и железной оградой окружали, и почву вокруг него укрепляли; но все бесполезно — камень с каждым годом все ближе перемещается к озеру, все глубже уходит в грунт. Лет через двадцать память о нем, возможно, останется лишь на фотографиях да в преданиях. Синь-камень покидает мир людей. А к хорошему это или к плохому — время покажет…

Вообще заметим, что движущиеся («шагающие») камни достаточно известны исследователям; таков, например, знаменитый валун в Долине Смерти в Калифорнии, движущийся столь быстро, что почти всегда можно видеть оставленный им на песке след*. Любопытно и такое совпадение: камни, из которых сооружен знаменитый комплекс Стоунхенджа в Англии, именуют «blue stones» — «синими камнями». Одним словом, раскрытие тайны Синь-камня на Плещеевом озере еще впереди…

По материалам журнала Вокруг света