Заповедные уголки средней полосы
Поиск
По русской провинции на www.ru-roads.ru
Авторизация

До 1930 года город Истра назывался городом Воскресенск в составе Московского округа Московской области. 30 июля 1930 года Московский округ, как и большинство остальных округов СССР, был упразднён, Воскресенский район отошёл в прямое подчинение Московской области.

Герб города ИстраНо в связи с тем, что на территории Московской области оказалось два Воскресенских района, 27 декабря 1930 года районный центр — город Воскресенск был переименован в Истру (по названию реки), а район — в Истринский район (Пост. ВЦИК ) (Собрание узаконений и распоряжений Рабоче-крестьянского Правительства РСФСР. Отдел 1. № 2 от 10 января 1931 г. — ст. 23)

Город Истра находится в 50 км от столицы и расположен в живописной местности на берегу р. Истры, которая протекает среди холмистых покрытых лесами берегов.

Своим возникновением город обязан находящемуся здесь широко известному Воскресенскому монастырю «Новый Иерусалим», который был заложен патриархом Никоном в 1656 г. До этого здесь с XVI в. было село Сафонове, которое после постройки в нем в 1636 г. деревянной Воскресенской церкви стало называться селом Воскресенским. В 1781 г. село было переименовано в город Воскресенск.

Во время Великой Отечественной войны в 1941 г. этот город был сожжен отступавшими фашистами; непоправимый ущерб варвары XX в. нанесли замечательному ансамблю Воскресенского монастыря: были взорваны башни, надвратная церковь, колокольня и великолепный Воскресенский собор; разграблен и уничтожен музей, располагавшийся до войны в помещениях монастыря.

Основатель Воскресенского монастыря Никон (Никита Минов; 1605—1681) был одним из крупнейших религиозных деятелей Руси, с 1652 г. он был русским патриархом.

Так как в то время в русском государстве заметно усилилось влияние просвещения и развития научных познаний окружающего мира, в связи с чем церковь утрачивала прежний авторитет, Никон кипучую энергию своей властной натуры посвятил восстановлению гегемонии церкви, ее политической независимости внутри государства и пошатнувшегося религиозного мировоззрения народа.

Реакционные устремления Никона к упрочению церкви, стремление поставить в русском государстве церковную власть выше светской привели его к неизбежному конфликту с царем, в результате чего властолюбивый Никон был сослан в Ферапонтов монастырь после осуждения и снятия сана патриарха на соборе 1666— 1667 гг.

Но пока Никон был в силе, он с целью осуществления своих идей задумал выстроить под Москвой колоссальный по тем временам архитектурный ансамбль — Воскресенский монастырь, про званный им «Новым Иерусалимом»,— как новый центр православия. Этот архитектурный ансамбль должен был по его замыслу восстановить и укрепить внутренний и международный авторитет русской церкви.

Приступая к осуществлению своих честолюбивых замыслов, Никон со свойственной ему энергией не только привлек к строительству монастыря лучших мастеров, но и организовал огромные по масштабу строительные работы. Например, им было почтя заново организовано широкое производство поливных цветных изразцов, которые широко применены в убранстве сооружений монастырского комплекса.

Задуманное Никоном строительство обеспечивалось огромными материальными богатствами, которые этот крупнейший церковный феодал сосредоточил в своих владениях (он владел 120 000 крестьянских дворов, приносивших ему почти царские доходы).

Истринский Новоиерусалимский монастырь

Главный храм Воскресенского монастыря, задуманного с самого начала как «Новый Иерусалим», строился не по деревянной модели-сувениру древнего иерусалимского храма (где согласно христианской легенде был погребен Христос), но по чертежам этого храма. Никоном были сохранены топографические наименования отдельных иерусалимских мест и зданий; в частности, башни Воскресенского монастыря получили наименование башен палестинского города Иерусалима.

Исключительность целей и всего замысла архитектурного ансамбля вызвала к жизни необыкновенные средства выполнения; замысел и идеи Никона заставляли зодчих основное внимание обращать на создание средствами архитектуры впечатления величия, пышности ансамбля. Никон как бы ставил цель поразить воображение человека величием нового центра русской церковности, создать впечатление невиданного до того времени великолепия, что и должно было, видимо, утверждать незыблемость русской церкви.

Воскресенский монастырь расположен на высоком холме, который с трех сторон огибает р. Истра; возвышенность была в некоторых местах искусственно подсыпана, а своей восточной частью примыкает к городу.

Ансамбль монастыря сложился постепенно на протяжении второй половины XVII в. В 1656 г. были выстроены деревянные стены с 8 башнями, из которых три были проездными. В 1658 г. началось строительство главного сооружения монастыря — храма Воскресения; работы продолжались до 1666 г., но в связи с падением Никона были прекращены. Возобновились они лишь в 1679 г. (окончание же огромного, небывалого до того на Руси храма относится к 1685 г.).

В 1690 г. деревянные стены и башни начали заменять каменными, строительство которых продолжалось до 1694 г. В этот же период строится надвратная Входоиерусалимская церковь.

Воскресенский собор представляет значительный историко- архитектурный интерес.

В исторических работах часто отмечается противоречие содержания и формы, проявившиеся в произведении русской литературы XVII в. «Житие протопопа Аввакума». Это реакционное по своим идейным установкам произведение, рьяно защищавшее старину и ее догмы, изложено автором в столь яркой и новой форме, что оно самим своим появлением прокладывало «первые борозды» реализма в русской литературе. Нечто похожее произошло и при создании архитектурного ансамбля «Нового Иерусалима» и особенно построении его главного сооружения — Воскресенского собора.

В условиях становления прогрессивной в то время новой формы государственной власти — абсолютизма, а также развития просвещения и науки, идея Никона восстановить былую власть и авторитет церкви, заложенная в создании ансамбля «Нового Иерусалима», была реакционна. Однако при его сооружении были применены новые, необычные для русского зодчества того времени, архитектурные приемы к формы.

При строительстве этого собора были нарушены традиции и каноны русской культовой архитектуры: вместо обычного четырехстолпового пятиглавого храма главная часть собора выполнена в виде перекрытой куполом колоссальной ротонды с круговой галереей. Таким образом удалось не только создать культовое сооружение необычайной величины, которое вмещало большое количество людей и влияло на их волю а сознание, но и содержало архитектурные формы и композиционные приемы нового стилевого направления русского барокко, что явилось шагом вперед в русском зодчестве и поэтому нашло в нем дальнейшее преемственное развитие в конце XVII — первой половине XVIII вв.

Собор Воскресения — весьма сложное архитектурное сооружение. Его план заключает храм в форме квадрата с четырьмя внутренними столбами, несущими мощный барабан главы. К этому храму примыкает целый комплекс приделов (общее число которых достигает 29).

С западной стороны с основным храмом связана проемом примыкающая огромная ротонда; с южной стороны расположена колокольня, а с востока примыкает так называемый «подземный храм», также имеющий приделы. В своих основных частях собор, как уже упоминалось, был обусловлен прототипом — древним храмом города Иерусалима, однако на Руси этот образец получил разительные изменения, обусловленные тем, что храм возводился на русской почве, русскими мастерами, придававшими ему черты типичного сооружения русского зодчества XVII в.

Наибольший интерес вызывает колоссальная ротонда храма Воскресения, перекрытая первоначально шатром — крупнейшим сооружением подобного типа на Руси, имевшим диаметр у основания 29 м при высоте 18 м.

Внутренняя ротонда, прорезанная многочисленными проемами, окружена стенами внешней полуротонды, причем центры той и другой не совпадают. Это позволило создать между стенами меняющуюся по ширине круговую обходную двухъярусную галерею, причем узкая часть обхода устроена с запада, откуда галерея, все расширяясь с двух сторон, охватывает огромный объем внутренней ротонды храма и замыкается в кольцо в подкупольном пространстве основного храма. Крупный шатер создавал для находящихся в ротонде иллюзорную перспективу уходящего ввысь пространства интерьера. Все это активно «работало» па создание величественности архитектурного сооружения.

В убранстве фасадов и интерьера Воскресенского собора впервые на Руси так широко и умело были использованы полихромные изразцы для усиления выразительности сооружения.

В настоящее время сохранились лишь остатки великолепного изразцового наряда собора. Первоначально цветные изразцы покрывал» стены интерьера и фасадов храма (декоративные пояса, наличники окон, вставки, сплошные покрытия), придавая всему сооружению красочный, исключительно живописный облик, который поражал русского человека невиданной до того роскошью, сказочным богатством архитектуры.

При восстановительных работах в середине XVIII в. первоначальное изразцовое убранство во многих местах не уничтожалось, но закрывалось лепниной, покрывавшей новым декором старую изразцовую облицовку. Из-за разрушений. нанесенных собору в 1941 г., эта изразцовая облицовка вновь стала видна.

После перестройки в XVIII в. Воскресенский собор выглядел отчасти как произведение стиля барокко этого периода, но в своем первоначальном виде он был характерным сооружением русского зодчества середины XVII в. Впечатление усиливали многочисленные приделы храма, размещенные вокруг его главных помещении.

Массивные, необычайно толстые стены основного храма п ротонды, рассчитанные на восприятие и погашение сил распора гигантского шатра, с их многочисленными нишами и внутристенными переходами дополняли общий облик этого своеобразного чуда русской архитектуры XVII в.

И опять же надо отметить, что несмотря на сильно заметные черты старины, поклонником которой был Никон, в этом величественном сооружении все-таки проявилась смелая новизна, упорно прокладывавшая путь в русском зодчестве того времени.

Черты нового проявились в объемно-пространственной композиции ротонды, в синтезе архитектуры с цветом. Сочные, полные движения округлые формы ротонды, обходной галереи храма впервые в русском зодчестве столь сильно прозвучали диссонансом старине с ее застывшими формами и приемами зодчества.

Стены и башни «Нового Иерусалима» строились под руководством одного из талантливейших зодчих древней Руси — Якова Григорьевича Бухвостова , строителя огромного Успенского собора в Рязани и замечательной церкви в подмосковном селе Уборах. Общая протяженность стен около 930 м, высота стен в настоящее время от 9 до 11 м. Стены имеют амбразуры нижнего — «подошвенного боя», среднего и верхнего — «навесного боя». В сторону двора стены выходят открытой аркадой, несущей крытый круговой обход, проложенный по периметру стен.

Большинство башен монастыря, как уже отмечалось, получило наименования ворот и башен древнего палестинского Иерусалима.

Налево от главного входа по часовой стрелке первой стоит угловая юго-восточная башня «Гефсиманская», за ней следует «Сионская» башня; далее, угловая юго-западная башня «Давидов Дом».

Следующая башня, проходная, называется «Елизаветинская» по имени императрицы Елизаветы Петровны, при которой проводилось восстановление рухнувшего шатра и сгоревшего здания собора.

За ней идет угловая северо-западная башня «Иноплеменничья»; на северном прясле стены —башня «Варуха», за ней «Ефремова» башня, под которой был источник-колодец, и, наконец, угловая северо-восточная башня «Дамасская», которая, как и «Гефсиманская» башня, фланкирует короткий парадный участок стены с главным входом, обращенным в сторону города.

Башни монастыря трехъярусные; большинство из них имеет восьмигранный в плане основной объем, несущий два поставленных со значительным отступом восьмерика, верхний из которых завершен каменным шатром со «смотрильной» башенкой с железным «прапором» — флажком.

Каменные стены и башни монастыря возведены в традиции древнерусских крепостных сооружений; однако, что типично монастырских укреплений конца XVII в., они теряют прежнее военно-оборонительное значение и приобретают новые и сильные черты декоративности архитектуры.

Стены и башни Воскресенского монастыря завершают высокий холм, откосы которого скрыты вековыми соснами, липами, кустарником; стены и, особенно, башни выглядят очень эффектно — ослепительно белые, они при взгляде снизу виднеются высоко над сплошным зеленым массивом леса.

Интересно отметить, что на стенах восточной стороны имеются следы полихромной раскраски.

Главный вход в монастырь был отмечен высокой многоярусной надвратной Входоиерусалимской церковью (1694—1697). Ее строили мастера Ф. И. Папуга, Е. Михайлов и JI. Михайлов под руководством Я. Г. Бухвостова. От надвратной церкви сохранилось лишь воротное строение; по верху его имеется открытое гульбище, на котором и стояла церковь.

В основании устроены центральный перекрытый аркой проезд и два боковых прохода. Церковь, от которой сохранились остатки первого яруса, была выстроена в форме «восьмерик на четверике» и отличалась высотой и стройностью. За время своего существования она перестраивалась и не сохраняла первоначального декоративного убранства в характере русского барокко конца XVII в.

Изображение Ново-Иерусалимского монастыря с первоначальным шатром Воскресенского собора и первоначальным убранством надвратной церкви сохранилось на гравюре Пикара, исполненной в начале XVIII в.

Из истории монастыря известно, что перед парадной, восточной стеной, обращенной к городу, был выкопан земляной ров. а перед главным входом через ров был устроен мост. Высокая надвратная ярусная башня отмечала главный вход в монастырь.

Интересной и редкой особенностью надвратного храма был цветной изразцовый пол; крупные квадратные плиты пола образовывали необычный геометрический цветной ковер, значительно обогащавший интерьер.

Отличной от других выстроена западная, «Елизаветинская» башня; в ней были вторые монастырские ворота, через которые можно было пройти по белокаменной лестнице к жилищу основателя Ново-Иерусалимского монастыря — «Скиту Никона», расположенному вне монастырских стен. «Елизаветинская» башня, квадратная в плане, имеет открытое гульбище по верху первого яруса, на котором стоял второй ярус башни, увенчанный небольшим восьмериком с каменным шатром.

На территории монастыря с северной стороны от Воскресенского собора имеется вытянутое в длину одноэтажное здание; центральная часть его — так называемый «Дворец царевны Татьяны Михайловны» — выстроена в 1686—1698 гг. Скромные по масштабу сводчатые помещения дворца хорошо передают характер своей эпохи.

На обширном монастырском дворе у западной стены расположен единый комплекс сооружений, включающий Трапезную палату с обслуживающими помещениями, церковь Рождества, Палаты архимандрита, Больничные палаты и Трехсвятильскую церковь. Трапезное помещение перекрыто единым кирпичным сводом, который для своего времени был большим и смелым инженерным достижением. Комплекс этих сооружений возник в 1686—1698 гг.

Около восточной стены, слева при главном входе, находится здание Наместничьих (ранее Патриарших) палат и богадельни (1690—1694 гг.), а с другой стороны от ворот расположены Караульная и Колодничная палаты (1690-1694 гг.); рядом с ними у северной стены расположено здание Кузнечной и Солодовой палаты (1690—1694 гг.).

Почти на самом берегу р. Истры плавной дугой, огибающей стены монастыря, до сих пор стоит так называемый «Отходный скит» Никона (построен в 1658 г.) — жилище представителя высшего духовенства середины XVII в. Здание скита — необычное и одновременно характерное сооружение своего времени; оно выстроено с учетом быта богатейшего церковного вельможи, скомпоновано живописно, лишено какой-либо симметрии в композиции объемов и фасадов.

В нижнем этаже трехэтажного здания располагались сдужебно-хозяйственные помещения, на втором этаже находилась столовая и две небольшие комнаты, а на третьем этаже были домовая церковь, и жилые кельи Никона. Над третьим этажом устроено излюбленное в XVII в. открытое гульбище, а на нем — небольшая восьмигранная домовая церковь с входом с гульбища и каменная «палатка» над выходом лестницы на гульбище.

Небольшие перекрытые сводами комнатки с маленькими окошками, узкая винтовая лестница, расположенная в толще степ, жарко натопленные изразцовые печи с лежанками — все это было типично для жилья богатых русских людей того времени и как бы сконцентрировалось в замечательном и уютном доме-дворце Никона. Фасады «Отходного скита» украшены цветными изразцами, которые, выделяясь на белом фоне стен, хорошо гармонируют с зеленью деревьев, окружающих скит.

Изразцовое убранство «Нового Иерусалима» — крупное явление в русском зодчестве. Оно постоянно вызывало большой и законный интерес своей необычностью и красочностью. Уникальные трехъярусные изразцовые иконостасы приделов Воскресенского собора, великолепные первоначальные цветные наличники окон были: изготовлены под руководством мастера Петра Заборского. Теперь можно лишь представить в воображении, как первоначально выглядел интерьер собора, в изобилии украшенный цветными изразцами.

Заменяя по мысли Никона мрамор, которым убран древний храм над гробом Христа в Иерусалиме, они оказались не менее замечательным декоративным материалом, чем мрамор, которым украшен храм в палестинском Иерусалиме. Изразцы были сказочно красивы, переливаясь бликами при неярком свете свечей, и создавали новый, небывало великолепный интерьер колоссального храма.

Перестройка К. Бланком в середине XVIII в. Воскресенского собора придала ему черты архитектуры этого времени.

Вместо каменного был возведен шатер из деревянных конструкций, имевший множество люкарн — световых отверстий Это резко изменяло характер интерьера ротонды: раньше при небольшом количестве окон, поливные изразцы в подшатровом пространстве создавали таинственные и загадочные блики, а когда сквозь многочисленные люкарны стало проникать большое количество солнечного света, интерьер уже выглядел совсем иначе, тем более что его украсили детали в стиле барокко. Множество ярусов окон-люкарн с декоративными обрамлениями завершали богатейший интерьер нижних ярусов ротонды.

Стены ротонды оказались перенасыщенными деталями часто невысокого художественного вкуса, что снизило общий высокий уровень первоначального декоративного убранства этого центрального помещения Воскресенского храма. Однако следует отметить и удачные архитектурные решения интерьеров, например галерей первого и, особенно второго яруса, окружающих огромную ротонду: просторные круглящиеся галереи выглядели эффектно, словно дворцовые анфилады.

Как интересную особенность Воскресенского собора нужно выделить придел Марии Магдалины; после пожара в соборе (1792 г.) в его восстановлении принимал участие талантливый известный архитектор М. Ф. Казаков.

Расположенный у северной стены собора мраморный иконостас придела Магдалины оформлен Казаковым в виде ниши с полукуполом и фронтоном на аттике; придел отличается изысканными пропорциями н совершенством, но, выполненный в формах классицизма, он теряется в пышном перегруженном деталями интерьере собора, выполненном К. Бланком.

Ансамбль «Нового Иерусалима» до его разрушения отличался художественным единством и целостностью, глубоко национальным характером своей архитектуры.

Красочный, и многообъемный Воскресенский собор, расположенный в центре, был окружен более скромными башнями и стенами, как бы подчеркивавшими богатство композиционного центра всего ансамбля. Исключительный вид открывался на строения монастыря при подъезде к нему из Москвы.

Глядя на этот ансамбль, поражаешься глубокому осмыслению русскими мастерами принципов создания древнерусского архитектурного ансамбля, замечательному умению увязывать возводимые ими сооружения с природным окружением