Заповедные уголки средней полосы
Поиск
По русской провинции на www.ru-roads.ru
Авторизация

Александров (ранее Александровская слобода, Александрова слобода) — город (с 1778 года) во Владимирской области. Великая Александрова слобода упоминается в литературных источниках с XIII в. как владение князей Переславских, а с 1302 г. как владение московских князей. В 30-х годах XV в. Александровой слободой владел сын Дмитрия Донского Юрий Звенигородский.

Герб города АлександровВ начале XVI в. исключительно живописное место, богатое лесами, дичью, облюбовал отец Ивана Грозного великий князь московский Василий III и создал здесь свое загородное имение. В Александрове он стал часто бывать во время выездов на охоту в глухие переславльские леса.

В Александровской слободе в 1513 г. была выстроена каменная церковь Покрова, которая послужила началом монументального строительства в возникавшем здесь архитектурном ансамбле.

Храм, выстроенный мастерами Василия III, сохранился до сих пор — это Троицкий собор монастыря, один нз редких по сохранности памятников архитектуры начала XVI в.

Четырехстолпный крестовокупольный Троицкий собор хранит в своих величественных архитектурных формах традиции русского зодчества, заветы предшествующих времен монументального храмового строительства. Он напоминает и древнейший в Подмосковье — Спасо-Преображенский собор, выстроенный в 1152 г. Юрием Долгоруким в Переславле-Залесском, и более близкие по времени возведения храмы раннемосковской школы, построенные Юрием Звенигородским на рубеже XIV—XV вв. (соборы в Звенигороде, в Тропце-Сергиевой Лавре).

Стены собора, имеющего мощный кубический объем, завершены крупными полукружиями древних закомар, а выше в центре возвышается массивный барабан с главой. Особенной выразительностью отличается восточная стена собора с сильной пластикой объемов выступающих апсид в сочетании их с ритмом закомарных полукружий.

Александровская слобода

Для полноты впечатления нужно представить первоначальпый несколько архаичный облик храма в начале XVI в.: он стоял на открытом гульбище — своеобразной террасе; на плоскости стен четко выделялись немногочисленные белокаменные детали лаконичного декоративного убранства — лопатки с капителями, членящие фасады на три части, замечательный совершенством орнаментальной резьбы белокаменный пояс, киот над западным, главным входом в собор.

В настоящее время храм обстроен позднейшими крытыми галереями, а с восточной стороны появились два небольших придела. Тем не менее и до сих пор выразительный архитектурный объем сооружения, его величественный облик доносят нам глубокое идейное содержание эпохи его возведения — времени становления и восходящего развития русского государства в один из напряженных и ответственных периодов.

Чтя память отца, стремясь подчеркнуть значение своей резиденции, Иван Грозный украшает возведенный Василием III собор произведениями искусства, вывезенными из других городов страны. Так, например, в Троицком соборе сохранилось до сих пор ценнейшее произведение русского прикладного искусства — уникальные двери, по преданию, вывезенные Иваном Грозным из Новгорода.

Ворота украшают южный вход в собор (они были изготовлены по заказу новгородского епископа в 1336 г.): по темному фону меди золотом писаны различные сцены на священные сюжеты; интересно изображение на воротах сказочного чудовища Китовраса — кентавра античной мифологии, а также портретное изображение заказчика этих ворот — епископа. Эти ворота представляют собой редкостное произведение, которое отличается благородством колорита, удивительным изяществом рисунков и оставляет глубокое впечатление необычностью художественных средств, их большой выразительностью.

Полная драматизма внутренняя обстановка страны заставила Ивана Грозного в 1565 г. перейти па жительство в Александрову Слободу, излюбленное имение своего отца. Он начинает здесь широкое строительство, в результате которого скромная загородная великокняжеская усадьба превратилась в укрепленную резиденцию русского царя.

Во времена напряженной политической борьбы, в первые годы опричнины (1565—1570), здесь, в Александровой слободе, а не в Москве был центр управления страной; сюда, как в столицу, наезжали иностранные послы из Италии, Англии, Польши, Швеции. Иван Грозный создал здесь мощный укрепленный замок с земляными валами, рвами, ставший необходимым в беспокойное, насыщенное событиями время окончательного утверждения русской государственности.

К этому периоду оживленного строительства относятся великолепные памятники архитектуры Александровой слободы: из них первой можно назвать неповторимую Распятскую церковь-колокольню (1560-е годы), расположенную вблизи Тронцкого собора.

В своей основе храм-колокольня заключает более древнее сооружение, выстроенное еще при Василии III. Восьмигранный в плане башнеобразный объем состоит из нескольких различных по композиции ярусов. Два нижних яруса выполнены в виде высокой аркады, пилоны которой окружают более древнее сооружение, являясь в свою очередь основой для верхних ярусов; при этом второй ярус восьмигранного объема образует крытую галерею кругового обхода с арочными проемами.

Над восьмигранником возвышаются три яруса уменьшающихся кокошников, образующих сложное пирамидальное построение, завершенное малым восьмигранником, в свою очередь увенчанным стройным каменным шатром с главкой. Малый восьмигранник имеет крупные пролеты, где размещались колокола, а каменный шатер снабжен внизу отверстиями-слухами.

Храм-колокольня Александровой слободы-это храм типа «церковь под звоном», получившего широкое распространение в русском культовом строительстве конца XVII в.

Необычен архитектурный облик этого сооружения: в нем виден отпечаток эпохи Ивана Грозного — суровая простота и выразительность архитектуры, яркая национальная основа общей композиции. Могучие пилоны придают колокольне черты крепостной дозорной башни, в то же время обладающей удивительной пластикой, разнообразием форм, прекрасно скомпонованных выдающимся зодчим в единое гармоничное целое.

Ко времени Ивана Грозного относится постройка шатровой Покровской церкви, к которой позднее пристроена трапезная, образующая с храмом единый комплекс. Невысокий, но мощный и массивный каменный шатер высится над низким восьмигранником, поставленным на крупный четверик храма.

Шатер завершен соразмерным с ним низким восьмеричком с золоченой главой. Грани восьмерика — основания шатра — декорированы крупными кокошниками с круглыми окнами. Интересно отметить в Покровской церкви редко встречающуюся роспись интерьера шатра, первоначально составлявшего с храмом единое внутреннее пространство; фрагменты фресок сохранились до сих пор.

Все перечисленные особенности придают храму Покрова черты самобытного русского сооружения,— он, как и храм-колокольня Александровой слободы, занимает достойное место в ряду великолепных шатровых храмов, означавших расцвет русского национального зодчества XVI в.

В XVII в. в Александровой слободе был создан монастырь, в связи с чем здесь проводилось строительство сооружений, необходимых для монастырского быта. В то время возводится обширная Трапезная палата, примыкающая к Покровской церкви с северо-западной стороны.

Приземистое двухэтажное здание Трапезной покрыто высокой кровлей, имеет характерные наличники окон. Главной достопримечательностью здания является его обширная палата, перекрытая высокими мощными сводами, опирающимися на массивные столбы.

Удивительное впечатление оставляет это древпее общественное помещение, оно полно света и воздуха, хотя оконные проемы, освещающие его, очень невелики. Здесь проявилось умение древних зодчих, подмечавших и сохранявших как традицию все архитектурные особенности и приемы, которые способствовали созданию такого интерьера каменных палат.

В XVII в. Покровская церковь оказалась вся обстроенной различными сооружениями: с запада поднялась невысокая, но изящная шатровая колокольня: появились широкие открытые лестницы-всходы, приделы — с востока. Все вместе создает весьма живописное сооружение, характерное для русского зодчества XVII в. Над этим комплексом главенствует великолепный каменный шатер Покровской церкви. Своей древней монументальной формой он прекрасно объединяет и художественно ураввовешивает единую группу построек.

Ко времени возникновения монастыря относится также строительство огромного каменного (первоначально одноэтажного) здания келий (1662—1671). Имея в плане Г-образную форму, зто здание своим протяженным фасадом вытянулось вдоль северной стены монастыря.

Располагаясь по традициям близ монастырских стен, здание келий главным фасадом обращено на юг и на запад, в сторону главного храма и центральной площади монастыря. Вытянутое в длину одноэтажное здание келий имело наличники окон, сходные с обрамлениями окон Трапезной палаты. Ритмично расчлененный лопатками строй композиции фасада перебивается более богатыми фигурными наличниками входов.

Здание келий разделено в плане продольной стеной на две неравные части: в южной и западной были распланированы более обширные жилые помещения и парадные сени, а с севервой и восточной сторон находились «черные» сени с выходом на задний хозяйственный двор; при них имелись небольшие обслуживающие подсобные помещения. Большие изразцовые печи с лежанками, выходившие топками в служебные комнаты, дополняли характерный общий облик жилых покоев, перекрытых сводамп, достаточно просторных и светлых при незначительных размерах окон.

Интересный архитектурный комплекс представляет пятиглавая Успенская церковь, расположенная в юго-восточном углу территории монастыря. Основная часть храма относится к XVI в.; есть предположения, что здесь стояли хоромы Ивана Грозного, от которых, возможно, и сохранились каменные двухэтажные подвалы, входящие в комплекс Успенского храма. В XVII в. после организации монастыря храм был сильно перестроен с добавлением новых помещений, в результате чего и возник сохранившийся до нашего времени асимметричный и живописный по объемной композиции архитектурный ансамбль в стиле зодчества XVII в.

Деревянные и земляные укрепления Александровой слободы, выстроенные при Иване Грозном, со временем пришли в запустение, но они принесли посильную пользу, особенно в неспокойный период начала XVII в., при боевых операциях Скопина-Шуйского, освобождавшего со своим войском эти места от польских захватчиков.

После образования (в середине XVII в.) монастыря, несмотря на то, что военно-оборонительное значение укрепленных стен и башен к этому времени было уже утрачено, здесь сооружаются крепостного вида каменные стены с башнями. Монастырские укрепления отвечают требованиям обороны: стены выстроены в соответствии с традициями возведения крепостных сооружений, имеют нижний подошвенный и верхний «бой», т. е. проемы-щели для ведения огня по противнику под защитой толстых стен.

Со стороны двора протяженные участки стен имеют аркаду с глубокими нишами, по которой устроен круговой обход на уровне верхней части стен. Интересно выполнена центральная проездная башня западной стены с парадным входом в монастырь. Строение ворот в виде прямоугольного в плане объема с тремя проездами имеет возвышающуюся над центральной частью надвратную Федоровскую церковь.

Расположенные на спокойном рельефе белые монастырские стены с вертикалями угловых башен создают примечательную картину древнего крепостного ансамбля. Они выстроены зодчим с большим пониманием художественных задач и традиций возведения монастырских комплексов.

Особенно эффектно выглядит обращенный к сложившейся позднее городской застройке западный участок монастырских стен, проложенных по древнему земляному валу: возвышаясь над окружающей местностью, белая протяженная стена с небольшими угловыми башнями обрамляет весь великолепный комплекс древних построек бывшей Александровой слободы, богатое прошлое которой тесно связано с историей русского народа, русского государства.