Заповедные уголки средней полосы
Поиск
По русской провинции на www.ru-roads.ru
Авторизация

Много исторических тайн и будущих открытий хранит в себе Мещерская  земля в междуречье Оки и Клязьмы. Под слоем торфа законсервированы многочисленные исторические предметы, доказывающие существование множества стоянок древнего человека в эпоху, отстоящую от нас на много тысячелетий.

По некоторым свидетельствам археологические открытия мещерского наследия начались случайно, когда в 1870 году в селе Жабки Рязанской губернии (ныне Егорьевский район Московской области) был вскрыт грунтовый могильник 5-8 веков с погребальными женскими бронзовыми украшениями угро-финского типа. За этими находками последовали другие, аналогичные в Рязанской и Владимирской губерниях.

Настоящие археологические раскопки и открытия произошли только в 20 веке, когда приступили к активному осушению Мещерских болот.

Наиболее древние стоянки древнего человека  (9,5 тыс. лет назад)  были обнаружены обнаружены близ д. Тюрвищи. В 70-х годах прошлого столетия археологами обследованы 64 селища, стоянки и раскопа доисторических людей 2—5 тысячелетие до новой эры, бронзовый век). Описание результатов исследования, сделанное В. А. Сидоровым и А. В. Инговатовой, находятся в Шатурском краеведческом музее.

На стоянке Воймежной обнаружено много свидетельств повседневной жизни наших далеких предков. Так, находки позволили определить, что первобытные люди  охотились и на оленя, бобра и других зверей, а также на дикую курицу и других обитателей среды, близкой по характеристике к степной зоне. Были найдены многочисленные каменные орудия (сверло-проколка, наконечники стрел, тесло, полированные топоры), сосуды и ожерелья  времен неолита (нового каменного века).
Известно, что на берегах реки Ушны (Ушмы?), имеются древние курганы, есть они и у села Кривандина.

Со временем история Мещерского края, история его обитателей, стала складываться в какую-то единую картину. Не однозначную — в разных публикациях она трактуется очень по разному, в основном в смысле степени влияния определенных этнических групп.

Заселение Мещерского края логично начинать с перехода наших предков к оседлости — кочевники проходили по мещерским землям и шли дальше.  Переход к оседлому образу жизни знаменует конец мезолита и начало неолита (нового каменного века).

Стоянки этого периода известны на всех мещерских озерах и реках. Весьма многочисленны они и на реке Буже: Мочаловский полдник, Малая Чуя, Дубник, Исады, Вторая поляна, Подкрасное, Остроколка, Золотой берег и другие. Всего их не менее сотни. На некоторых стоянках сохранились обработанные костяные изделия, предметы искусства и даже погребения. Очень часто кремниевые осколки стрел, копий, черепки сосудов лежат на поверхности песчаных пляжей, у кромки воды.

Многие связывают начало заселения Мещерского края с угро-финами. Угро-финские племена охотников, бортников и рыболовов, пришедшие сюда с Южного Урала, постоянно перемешивались здесь с тюркскими племенами кочевников-скотоводов, индоевропейскими этносами, начиная с шестого тысячелетия до нашей эры. Кроме этого, сюда, по некоторым источникам, проникали многочисленные племена с юго-запада и запада Европы: балты, готы. Появились первые достаточно большие поселения.

Но настоящее заселение началось около четырех тысячи лет назад, когда в Мещеру пришли племена Волосовской культуры, названной так по месту первой открытой ее стоянки недалеко от города Мурома.

Волосовцы пришли с востока и по этническому происхождению были близки к финно-пермским племенам, жившим на границе лесов и лесостепи. Они были уже знакомы с металлом и домашними животными. На реке Буже имеются две стоянки этого периода: Дубник-2 и Пустоша.

Во втором тысячелетии до нашей эры в Мещеру с запада и юго-запада пришли племена фатьяновской культуры, знакомые с медью и бронзой, в основе хозяйства которых было уже скотоводство и мотыжное земледелие. Характерной чертой этих племен было захоронение умерших в могильниках в скорченной позе на боку и изготовление каменных боевых топоров со сверлеными отверстиями, прекрасно отшлифованных, а также глиняные, бомбовидной формы сосуды со шнуровидной керамикой. По предположениям ученых, племена, создавшие эти культуры, считаются предками славян, балтов и германцев.

И одной из тайн — отсутствие находок поселений чисто фатьяновской культуры. Вероятно, они вели полукочевой образ жизни, не возводили долговременных построек.

В конце второго тысячелетия до нашей эры в результате взаимодействия местных и пришлых с Запада и с Востока племен в Мещере, как и во всем Волго-Окском междуречье складывается монолитная культура, для которой характерна глиняная посуда со своеобразным «текстильным» орнаментом. От нее, в начале железного века, возникают Дьяковская и Городецкая культуры укрепленных городищ.

В конце первого тысячелетия до нашей эры в Мещере появляется таинственный народ, культуре которого археологи весьма условно присвоили название рязано-окской. Захоронения воинов этого племени были обнаружены и в Гусевском районе близ д. Парахино, а также в Заколпье. Судя по раскопкам они достаточно жестоко обходились с местным населением — на месте городищ, особенно Городецкой культуры, остались пепелища, а близ них — глубокие ямы, набитые скелетами изрубленных людей: стариков и детей, мужчин и женщин…

Они взяли под свой контроль большую территорию от современного ближнего Подмосковья до Касимова и все Окско-Клязьминское междуречье. Археологи считают, что рязано-окцы пришли в Мещеру с юго-запада и были в союзе с восточными готами — в боевом снаряжении рязано-окцев много готских элементов.

В начале первого тысячелетия нашей эры в Мещере появляется заселившее междуречье Клязьмы и среднего течения Оки финно-угорское племя «мещера». Многие считают, что именно от них и произошло название края. Так это или не  так, это доподлинно неизвестно и не будет известно никогда. Как и вся доисторическая история Мещеры. Слишком много лет прошло. Историки спорят до сих пор, но это бесплодный спор — истина скрыта во мраке веков и тысячелетий.

До монгольского нашествия и в период господства Золотой Орды сам термин «мещера» в летописях н других исторических документах вообще не употребляется.

В период раннего средневековья под именем «Мещера» понималось, прежде всего, Мещерское княжество. Трудно сказать, что за княжеский род правил там. Изначально это мог быть удел расколовшегося Муромо-Рязанского княжества. В таком случае, мещерские князья — неизвестная ветвь Рюриковичей. В пользу этого предположения говорит распространение на территории Мещеры духовного управления средневековой Муромо-Рязанской епархии.

С другой стороны, родословие князей Мещерских, созданное в конце XVII века, настаивает на татарском происхождении рода: «от князя Ширинского Бахмета Усейнова сына, который в 1298 году пришел из Большой орды, Мещеру завоевал и там поселился». Однако, эта запись не вызывает доверия.

Во-первых, Большая орда появилась на развалинах Золотой орды лишь почти век спустя после указанной даты. Во-вторых, знатный татарский род мурз Ширин не был чингизидским, и, вряд ли, его представитель мог самостоятельно завоевать столь обширные территории на границах Руси.

В Мещеру князья (мурзы) Ширинские попали позднее, в свите одного из первых касимовских царевичей. В-третьих, родословная роспись не упоминает единственного мещерского князя, чье существование подтверждено документально — Александра Уковича, жившего в 30-е годы XIV в. Отчество этого князя не имеет аналогов ни среди русских, ни среди татарских имен, что позволяет предположить наличие в Мещере аборигенного рода правителей.Так или иначе, все версии имеют равное право на существование.

Независимое мещерское княжество просуществовало до конца XIV века. Территория его в это время постоянно уменьшалась, и причиной тому были не военные поражения от Рязани или Москвы, а продажа земель. Так, территория Рязанской Мещеры в ее границах XIV-XVII вв. (т.е. без Егорьевска, Тумы, Гусской волости и Касимова), видимо, была куплена у мещерских князей Олегом Ивановичем Рязанским после 1382 г. А коломенская волость Мещерка (Мещерская), скорее всего, купля великого князя Московского Ивана Ивановича, совершенная до 1358 г.

И только начиная с конца XIV в. (1382, 1402 гг.) появляется в качестве географического названия. В 1382 г. великий князь Василий Дмитриевич добился от Тохтамыша ярлыка на Мещеру, и Мещера стала рассматриваться как вотчина русских князей, прежде всего московских.

После 1392 г. Мещерское княжество уже находится в вассальной зависимости от Московского. Последние сведения о мещерских князьях как о владетелях Мещеры относятся к 1483 году. Родословная роспись указывает, что утрата ими княжества произошла во времена Ивана III, которому князья Мещерские променяли свои владенья на вотчины в других регионах Московского государства. Видимо, причиной этого стало решение московских правителей размещать в Мещере выезжавших на Русь татар, основание так называемого “Касимовского царства”.

В XVI веке упоминаются две значительные территории с интересующим нас названием: административная единица – Мещерский уезд, и географическое определение – Мещерская сторона Рязанского уезда. По-видимому, именно к Мещерскому уезду и Рязанской Мещере в XVI-XVII вв. применялись определения Большая Мещера и Малая Мещера соответственно. Мещерской стороной назывались земли окского левобережья и севернее до владимирского порубежья. Владимирские волости и станы Мещерой уже не считались. Например, стан, граничивший с Рязанским уездом в районе озера Великого, носил название Муромское сельцо, и, очевидно, связывался в народной памяти с другим финно-угорским народом – муромой.

Мещерский уезд являлся основной территорией бывшего княжества. Он располагался восточнее Рязанского уезда и представлял из себя, пользуясь терминологией того времени, “город”, т.е. выставлял во время военных кампаний отдельный отряд дворянской конницы.

Территория уезда осваивалась быстрыми темпами. Здесь строились (возобновлялись) города Кадом, Шацк, Темников, Елатьма, позднее – Тамбов. К Борисоглебскому стану Мещерского уезда относился Касимов. С увеличением населения Мещеры и развитием городов, последние становились новыми центрами притяжения округи. Образовывались новые уезды, и наличие традиционного общего названия территории порождало путаницу. Один и тот же населенный пункт в близких по времени написания документах мог быть отнесен то к “большому” Мещерскому уезду, то к “малому” Касимовскому, Шацкому, Кадомскому и т.д.

В начале XVIII в. такая административная единица, как Мещерский уезд, была ликвидирована. И название “Мещера” применительно к этой территории перестало употребляться. Но оставалась еще Рязанская Мещера, как обозначение рязанского левобережья Оки. С включением в состав Рязанской губернии Егорьевска, Тумы и Касимова данное имя распространилось и на эти земли. А с определением Мещерской низменности как географического объекта, Мещера приобрела современное значение.