Заповедные уголки средней полосы
Поиск
По русской провинции на www.ru-roads.ru
Авторизация

«По местоположению и величественности усадьбы это одно из самых красивых имений в Московской губернии, — писал в 1904 году журнал «Мир искусства». — Вековая березовая аллея ведет к обширному двору, в глубине которого возвышается грандиозный двухэтажный с колоннами дом-дворец эпохи императора Павла. Дом стоит на высоком берегу Москвы-реки, и с величественной западной террасы с коринфскими колоннами открывается дивный вид на долину реки. В глубине, направо, на нагорном берегу виднеется живописно расположенный городок Звенигород. Прямо на высокой горе, среди соснового бора — древний звенигородский одноглавый собор XII века. Налево из-за густого векового леса высятся главы Саввино- Сторожевского монастыря.

Когда по субботам вечером, во время тихого заката, вдруг раздавался мерный глубокозвучный гул колокола из Саввинского монастыря, даже дети, сидя на террасе, стихали, проникаясь этой гармонией звука с природой…»

На месте Введенского с начала XV века существовал небольшой монастырек, а вернее, погост с церковью Введения Пресвятой Богородицы, основанный, вероятно, при удельных звенигородских князьях. В Смутное время погост был разорен и более не возобновлялся. В начале XVII века здешние земли принадлежали знаменитому князю Д.М. Пожарскому, освободителю Москвы от поляков, а затем перешли к князю И.А. Милославскому, который в 1661 году продал их окольничему Ф.К. Елизарову. Спустя всего три года Елизаров отдал свои звенигородские владения племяннику А.П. Елизарову. При нем здесь, на пустоши Першиной, впервые появилось усадебное строение — двор вотчинника, а при нем четыре крестьянских двора. Новое сельцо по имени пустоши получило название Першина.

Через несколько лет Першино в качестве приданого было отдано Улите Прокофьевне Елизаровой, сестре А.П. Елизарова, выданной замуж за окольничего М.П. Головина. При новых владельцах, в 1694 году, здесь была выстроена, а точнее, возобновлена после долгого запустения, деревянная Введенская церковь, и село стало именоваться Введенским, Першино тож.

Сыном М.П. Головина был Автоном Михайлович Головин, известный деятель раннего петровского времени, сподвижник юного царя, полковник Лейб-гвардии Преображенского полка. В 1700 году А.М. Головин был командиром одной из трех ново- набранных дивизий, выступивших под Нарву. Здесь, как известно, русские войска потерпели тяжелое поражение. Дивизия Головина бежала с поля боя первой, а сам Головин вместе с прочими русскими генералами и офицерами был взят в плен и отправлен в Стокгольм.

В плену А.М. Головин пробыл до 1718 года. Вернувшись в Россию, он умер спустя два года, и Введенское перешло к его сыну Сергею. В 1744 году он продал имение С.В. Поздееву, а в 1769 году Введенское купил князь Н.М. Голицын, хозяин Больших Вязем. Вероятно, при нем здесь был выстроен деревянный господский дом со службами.

Император Павел I подарил Введенское своей фаворитке Анне Лопухиной. Ее отец, П.В. Лопухин, пригласил для обустройства усадьбы известного архитектора Н.А. Львова. Приехав зимой 1798/99 года в Введенское, Львов был потрясен красотой его местоположения: «Введенское ваше таково, что я замерз было от удовольствия, смотря на окрестность, и 24 градуса мороза насилу победили мое любопытство. Каково же должно быть летом? Приложа, как говорят, руки к делу, место сие выйдет, мало есть ли сказать, лучшее из Подмосковных. Натура в нем все сделала, но оставила еще и для художества урок изрядный. Все это я поверял на месте, нанес план и теперь делаю расположение всей усадьбы вообще».

Львов создал во Введенском великолепный усадебный ансамбль, один из лучших в Подмосковье. Деревянный оштукатуренный усадебный дом с колоннами, отличающийся благородной простотой, флигеля, оранжереи, конюшни, пейзажный липовый парк, подъездная березовая аллея — все было мастерски вписано в окружающую природу, образовав удивительный по гармоничности ансамбль. Современники называли Введенс- кое «зеркалом души века, быта русского».

На склоне холма, спускающегося к Москве-реке, перед парковым фасадом главного дома, была прорублена широкая «першпектива», открывающаяся на белеющий вдали древний Успенский собор на Городке и широкую речную пойму. В парке, по-видимому, не было никаких традиционных «затей» — Львов, сторонник функциональности, вероятно, счел, что они тут просто ни к чему.

По проекту Н.А. Львова в 1812 году была построена каменная усадебная Введенская церковь, один из самых ярких памятников русского классицизма, с круглой колокольней, увенчанной высоким шпилем. В храме хранилась старинная икона греческого письма «Спас Нерукотворный», оставшаяся еще со времен Головиных.

Анна Лопухина умерла от чахотки в возрасте 28 лет, в 1805 году, и владелицей Введенского осталась ее мачеха, Екатерина Лопухина (1763—1839), «действительная статская советница и кавалер», известная в свете как ловкая интриганка, суеверная и малообразованная ханжа. После смерти Лопухиной имением недолго владели Зарецкие, а затем — снова Головины, от них Введенское перешло к барону Штакельбергу, у которого в середине 1860-х годов Введенское купил фабрикант В.И. Якунчиков, владелец кирпичного завода в Одинцове. Его дочь М.В. Якунчикова, известная русская художница, проводила во Введенском каждое лето. Ее отец продал усадьбу в 1884 году. Но и после этого М.В. Якунчикова неоднократно приезжала сюда и много работала. Она оставила множество этюдов и полотен, на которых запечатлено Введенское и его окрестности. Во Введенском бывали В.Э. Борисов-Мусатов, И.И. Левитан, П.И. Чайковский, А.П. Чехов.

«На высоком пригорке дом. По крутому откосу, обрамленному деревьями парка, спадает затененная просека. Стены и колонны дома, полускрытые пригорком — в прозрачных розовых отсветах последних догорающих солнечных лучей. Ярко пламенеют в еще светлом небе облака. Огнями блещут стекла в окнах, точно в доме праздник или, может быть, пожар? И, стоя внизу перед этой картиной, вдруг вспоминаются холсты Борисова-Мусатова. Ведь именно этот дом в Введенском излюбленным мотивом проходит в его живописных образах. Именно Вве- денское — декорация для мусатовских девушек, нереальных, призрачных, как марево», — писал о Введенском А.Н. Греч.

В. И. Якунчиков продал усадьбу графу С.Д. Шереметеву, а тот отдал Введенское в приданое своей дочери, вышедшей замуж за графа А.В. Гудовича. Гудовичи были последними владельцами усадьбы. При них, в 1912—1916 годах, обветшавший главный дом усадьбы был разобран, а на его месте возвели каменный, в целом сохранивший облик предыдущего, но с измененными пропорциями и убранством.

В 1918 году усадьба была подожжена. В 1919—1920 годы в ее строениях размещалась художественно-ремесленная школа-колония, организованная местными художниками В.П. Островым и С.В. Филипповым, а с 1920 года — Звенигородский историко-художественный музей имени товарища Н.И. Троцкой — жены «великого пролетарского революционера», в ту пору — заведующей Музейным отделом Наркомпроса. Впрочем, музей в усадьбе просуществовал только до 1924 года и был из усадьбы выведен. Вместо него здесь открылась совпартшкола, а затем партийный санаторий.

С тех пор ничего не изменилось — до сих пор там санаторий партхозактива (правда уже другого) и усадьба недоступна для посещения.